Поиск статьи: 
Сделать стартовой Добавить в избранное
 
РАЗДЕЛЫ
Главная
Статьи(352)
(лента)
 
Журналы(127)
(лента)
 
Выпуски(410)
(лента)
 
Издательства(38)
(лента)
 

Система
О системе
Написать письмо
Заявка на участие

 
СТАТЬЯ журнала Деловой квартал [все статьи]

Дк маркетинг

Горнолыжный комплекс «Волчиха» намерен зарабатывать и летом
Горнолыжный комплекс «Гора Волчиха» возьмет в аренду 191 га земли под реализацию инвестиционного проекта. Сейчас курорт работает в ноль, и владельцы намерены повысить рентабельность бизнеса. По мнению участников рынка, инфраструктурное развитие горнолыжных комплексов — единственный способ сохранить конкурентоспособность.

Рейдеры переходят от силовых
захватов к легальным поглощениям
Время силовых захватов предприятий постепенно проходит: автомат и судебная фальшивка перестали быть основным оружием рейдеров. Все чаще один бизнес старается съесть другой солидно и «по-гурмански» — при помощи легитимного юридического, финансового, PR-инструментария. Речь идет не о рейдах, а о рынке недружественных слияний и поглощений.

«Юнона» делает ставку на инсулин
Руководство холдинга «Юнона» создает многопрофильное фармпредприятие на базе завода «Медсинтез» (г. Новоуральск). Первым шагом станет производство генноинженерного инсулина из импортных субстанций. Также компания планирует увеличить долю на рынке инфузионных растворов, наладить выпуск новых препаратов. Детали проекта холдинг держит в секрете, опасаясь конкурентов.

Горнолыжный комплекс «Волчиха» намерен зарабатывать и летом

Горнолыжный комплекс «Гора Волчиха» возьмет в аренду 191 га земли под реализацию инвестиционного проекта. Сейчас курорт работает в ноль, и владельцы намерены повысить рентабельность бизнеса. По мнению участников рынка, инфраструктурное развитие горнолыжных комплексов — единственный способ сохранить конкурентоспособность.

Как сообщил «ДК» директор ООО ГЛК «Гора Волчиха» Игорь Михайлов, в феврале 2006 г. комплекс выиграл тендер Федерального агентства по управлению лесным хозяйством РФ на аренду земель лесного фонда площадью 191 га. Сейчас договор аренды сроком на 25 лет подписан и находится в стадии государственной регистрации. Аренда федеральных земель обойдется в 7 млн руб. в год.

По словам Игоря Михайлова, новые угодья нужны «Волчихе» для реализации масштабного инвестиционного проекта. На горнолыжном комплексе увеличится количество трасс, подъемников, планируется возведение гостиницы и аквапарка. «Цель проекта — привлечь дополнительный поток посетителей. Курорт федерального уровня мы делать не собираемся, ориентируемся на близлежащие города», — уточнил Игорь Михайлов.

На первом этапе предполагается усилить сегодняшние мощности ГЛК: закупить оборудование для трасс и производства снега, осветительную аппаратуру. Как отметил г-н Михайлов, систему общепита будут развивать по франчайзинговой схеме. На следующем этапе ГЛК переведут на круглогодичный режим работы, что должно значительно повысить рентабельность курорта. «Нынешняя низкая прибыльность нашего бизнеса — а работаем мы в ноль — вызвана сезонностью спроса. Поначалу мы хотели выйти на окупаемость за пять лет, но теперь ясно, что потребуется не меньше десяти. Поэтому решено приспособить гору для летнего использования. В планах — запустить роллеродром, велодром, площадки для картинга, открыть конноспортивную школу», — рассказал директор «Волчихи».

Осуществить проект предполагается за счет собственных средств и привлечения сторонних инвесторов. Назвать размер инвестиций и точные сроки реализации г-н Михайлов затруднился, так как окончательный облик проекта еще не определен. Реализация любых идей, связанных со строительством, возможна только после полного согласования проектов со всеми инстанциями, подчеркнул он.

На вынашивание «наполеоновских» планов ГЛК «Волчиха» толкнула нарастающая напряженность на рынке: получать прибыль в горнолыжной отрасли становится все труднее из-за усиления конкуренции. В марте о намерениях продать свой бизнес и о поиске инвесторов заявили владельцы ООО «Горнолыжный центр «Ежовая», ранее считавшегося одним из самых успешных. «Ежовая» продается за $3,5 млн, требуемый объем инвестиций — $1,5 млн. Получить комментарии у руководства «Ежовой» не удалось. Игорь Михайлов: «Ежовая» ищет инвесторов уже около трех лет. Чтобы удержаться на рынке, нужны серьезные вложения. А собственники большинства ГЛК — физические лица, у них таких денег нет». В перспективе, полагает г-н Михайлов, местные горнолыжные комплексы будут распродаваться и «уходить» под металлургический и нефтяной бизнес, обладающий финансовым ресурсом. «На горе Белой стоимость одного подъемника на уровне 5 млн евро, они смогли это осилить только благодаря поддержке крупных инвесторов (в состав учредителей ОАО «Гора Белая» входят ФГУП «Уралвагонзавод» и НТМК. — Прим. ред.)», — убежден г-н Михайлов. Он признал, что если появится покупатель и предложит хорошую цену, то ГЛК «Волчиха», скорее всего, будет продан.

Игорь Лужитский, исполнительный директор ГЛК «Гора Пильная», подтвердил «ДК», что рентабельность горнолыжных комплексов падает: «Сегодня в области 16 горнолыжных курортов, в этом году планируется запустить еще два. Поэтому меня не удивляет, что «Ежовую» выставили на продажу».

По мнению администратора ГЛК «Гора Теплая» Натальи Константиновой, если вовремя не инвестировать в развитие комплексов, то можно «вылететь» с трассы: «Так произошло с «Ежовой», согласно отзывам клиентов, она перестала соответствовать по уровню трасс и общего сервиса». Сейчас ГЛК «Гора Теплая» сосредоточил усилия на развитии ин­фраструктуры. Как рассказала администратор комплекса, в июне-августе 2006 г. здесь откроется гостиница. В летнее время планируется устраивать туры выходного дня, проводить банкеты и свадьбы, сделать упор на развитие корпоративных программ. 

 

Рейдеры переходят от силовых
захватов к легальным поглощениям

Время силовых захватов предприятий постепенно проходит: автомат и судебная фальшивка перестали быть основным оружием рейдеров. Все чаще один бизнес старается съесть другой солидно и «по-гурмански» — при помощи легитимного юридического, финансового, PR-инструментария. Речь идет не о рейдах, а о рынке недружественных слияний и поглощений.

 Если в 90-е гг. термин «рейдерство» расшифровывался как незаконный захват собственности, то сегодня его границы размыты, однозначное понимание отсутствует. Аудитория разделилась: одни — сторонники традиционной трактовки, другие относят к рейдерам специалистов по недружественным слияниям и поглощениям. Третьи утверждают, подразделяя рейдеров на «черных» и «белых», что понятие рейдерства включает оба упомянутых выше определения. Терминологическая путаница отражает изменение реалий: в России формируется такое явление, как легальное рейдерство, профессиональный рынок M&A (mergers & acquisitions — слияния и поглощения).

Рейдеров отлучают от административного ресурса

«Бизнес-словарь» дает такое определение термина: «Рейдер — физическое или юридические лицо, приобретающее акционерную компанию без согласия ее акционеров, путем агрессивной покупки акций на открытых торгах».

По данным «Российской газеты», в 2005 г. на федеральном уровне возникло более 60 публичных корпоративных конфликтов, связанных с недружественными поглощениями. Капитал, вовлеченный в них, оценивается в $10 млрд. В МВД РФ говорят: в Москве число корпоративных захватов стабилизировалось. Теперь рейдеры прирастают регионами. В частности, в 2005 г. управление правительства Москвы по экономической безопасности зарегистрировало 117 обращений в связи с корпоративными конфликтами, в 2004 г. обращений поступило 177, а в 2003 г. — 151.

Как рассказывают эксперты, рейдерство в Россию пришло вместе с приватизацией, когда началось перераспределение собственности, не подкрепленное адекватной законодательной базой и основанное на коррумпированности административных органов. «Его черты остаются до сих пор, — говорит Борис Карнаухов, управляющий партнер консалтингового партнерства «Легальный бизнес». — В то же время административный ресурс рейдерам использовать становится все труднее». Теперь, считает он, правоохранительные органы стараются не лезть в корпоративные конфликты.

Рейдерству препятствует оздоровление правоохранительной системы

Произошли изменения в судебной сфере — судьи перестали нагло выносить проплаченные решения, отмечает г-н Карнаухов: «Квалификационная комиссия судей жестко взялась за борьбу с коррупцией, и судьи теперь понимают, что могут потерять свою престижную работу».

«Рейдерство появилось оттого, что правоохранительная система находилась в расшатанном состоянии, когда решение суда можно было просто купить, — говорит Максим Колесников, председатель коллегии адвокатов «Частное право». — Сейчас правоохранительная система уже выработала технологию борьбы». Г-н Колесников утверждает, что в последнее время инициаторы криминальных захватов все чаще попадают в руки закона.

Год условно и штраф получил бывший председатель правления Банка24.ру Александр Белых, обвинявшийся по статье «Принуждение к совершению сделки». Г-н Белых был фигурантом уголовного дела, возбужденного против депутатов Екатеринбургской городской думы Александра Хабарова и Александра Вараксина. Им вменялось в вину принуждение председателя совета директоров Банка24.ру Сергея Лапшина к продаже пакета акций компании «Уралпластполимер» осенью поза­прошлого года. В Банке24.ру отказались комментировать судебное решение.

В качестве заметных примеров, когда захватчикам воздавалось по заслугам, эксперты приводят истории с попытками захвата продовольственной базы № 4 и торгового комплекса «Оборонснабсбыт», где все судебные акты были отменены как незаконные.

Попытки установить контроль над овощебазой № 4 начались в 2003 г. и получили известность как «война за помидоры». В качестве инициатора рейда назывался ОПС «Уралмаш». Рейдеры перекрывали доступ на территорию базы, сообщалось о перестрелках, судебные приставы проводили проверки, как позже выяснилось, по фальшивым исполнительным листам. Михаил Расов, пребывавший в должности директора базы несколько месяцев, пытался продать сторонней фирме 22 здания, находящихся на территории базы. Решением суда они были переданы директору овощебазы № 4 Татьяне Русиной, а все фальшивые судебные акты отменены.

В апреле в Октябрьском районном суде Екатеринбурга будет рассмотрено дело о попытке захвата рыночного комплекса «Оборонснабсбыт». Согласно обвинительному заключению, восемь обвиняемых по делу спланировали захват «Оборонснабсбыта», вооружившись решением суда, полученным по поддельным документам. Нижнетагильский судья Александр Дименко был уволен спустя два месяца после принятия этого решения. Андрей Мищенко, председатель совета директоров ГК «Оборонснабсбыт»: «Был штурм, некоторое время рейдеры удерживали часть территории предприятия. Но нам удалось отбиться с помощью правоохранительных органов». Материальные потери, понесенные компанией, экспертиза оценила в 10 млн руб. — сообщил он. «Ряд крупных арендаторов от нас отказались, поскольку переживали за свой товар. Нам с большим трудом удалось восстановить репутационные потери», — отметил г-н Мищенко. Он уверен, что после того, как «Оборонснабсбыту» удалось добиться суда над «черными» рейдерами, их количество в регионе значительно сократилось. Как добавляет Максим Колесников, сейчас уже сложно привести пример удачного криминального захвата.

Компании становятся открытыми и выстраивают корпоративную защиту

По наблюдениям экспертов, раньше в основе многих корпоративных конфликтов часто лежала низкая просвещенность акционеров и руководителей предприятий в вопросах акционерного управления, незнание законодательства по рынку ценных бумаг. Сейчас компании стали вырабатывать защитные механизмы, позволяющие эффективно противостоять рейдерам, и корпоративные конфликты все чаще переходят в плоскость чисто юридического и информационного противодействия.

В 2005 г. в зону внимания рейдеров попал Уральский завод гражданской авиации (УЗГА). Коммерческий директор предприятия Владимир Яхлаков: «Когда регистратор информировал нас о попытке изъятия нашего реестра акционеров, мы за неделю консолидировали 50% акций: часть людей, которые захотели остаться в доле, объединили в юридические лица. Поэтому, несмотря на то что ИК «Русрегионбизнес» (считается, что эта московская компания активно заинтересована в покупке УЗГА) покупала акции по цене 700 тыс. руб. при номинальной стоимости в 100 руб., им удалось скупить лишь 0,5% наших акций».

Весной прошлого года в ЗАО «Цветметналадка» обнаружили, что крупный пакет акций фирмы перешел новому акционеру. В ноябре 2005 г. в «ДК» в рубрике «Трибуна» Леонид Шекк, бывший генеральный директор специализированного монтажно-наладочного управления «Цветметналадка», рассказывал: пока руководство его предприятия организовало оборону, 20% акций уже перешли к новым собственникам. «Цветметналадка» обратилась в фирму, специализирующуюся на противостоянии поглощениям, «прокачали» с ними ситуацию, провели параллельную скупку акций.

Леонид Шекк был уверен — его ЗАО защищено, поскольку акции предприятия могут уйти на сторону после того, как их предложат купить членам ЗАО. Однако в законах нашлась лазейка. Когда принимался Гражданский кодекс, законодатели вставили в него статью, позволяющую выводить акции ЗАО без ведома остальных акционеров через механизм дарения. Претенденты на акции за вознаграждение уговорили пенсионера написать дарственную на некое подставное лицо. После чего приобретение любого количества акций ЗАО лимитировалось только финансовыми возможностями оппонентов и контрмерами фирмы.

Если оппоненты ЗАО «Цветметналадка» соберут 30% акций, то с помощью ряда процедур смогут провести собрание акционеров, решение которого формально будет иметь силу. Г-н Шекк не исключал и вариант «гринмэйла». Нынешний директор ЗАО «Цветметналадка» Николай Кузнецов отказался комментировать ситуацию, отметив, что в скором времени вопрос может решиться в пользу владельцев ЗАО.

Как полагает Андрей Мищенко, главное — не пустить захватчиков на предприятие: «Они в этом случае могут «вычистить» все счета, вывести активы предприятия, то есть нанести ущерб, который потом почти невозможно восстановить. Кроме того, нужно поднимать шум, привлекать к себе публичное внимание». Одну из атак, рассказал г-н Мищенко, его фирме удалось предотвратить просто с помощью вовремя организованной пресс-конференции.

Отбив рейдерскую атаку, «Оборонснабсбыт» взял курс на максимальную открытость и прозрачность, сообщил Андрей Мищенко. «Этим мы просто устраняем возможность «прицепиться» к нам. Нужно быть максимально открытыми: чем больше тайн и «серых» схем, тем привлекательнее актив для рейдеров».

Эксперты согласны: развитие профессионального рынка слияний и поглощений сдерживает невысокий уровень прозрачности и публичности компаний. Тем не менее, как считает Сергей Чермянинов, директор ООО «Компания Ликург», число публичных фирм растет и это создает условия для формирования легального рынка M&A. В Москве уже появляются компании, официально предлагающие услуги по обучению рейдеров (например, «ММАСС-Консалтинг»).

Заказчикам интересны долгосрочные инвестиции и чистая репутация

Сегодня спрос на криминальный рейд, по оценкам экспертов, падает в результате объективных тенденций развития рынка. Если ранее рейдеры и их заказчики были заинтересованы в быстром присвоении и перепродаже объектов, то теперь бизнес делает ставку на долгосрочные инвестиции, что исключает использование криминальных технологий.

Владимир Яхлаков отмечает, что заказчик заботится о своей репутации: «Если об объекте будет общеизвестно, что он украден, захвачен, то далеко не всякий его купит». Роман Паршин, старший консультант Центра корпоративной защиты (г. Москва): «Покупатели не желают тратить время и средства на разруливание ситуаций, возникающих после передачи им рейдерами предприятий».

Формированию легального рынка слияний и поглощений способствует усиление конкуренции в разных секторах рынка, в частности приход в регионы федерального бизнеса. Национальные компании рассчитывают на долгосрочную работу на периферии, поэтому обращаться к услугам рейдеров им просто невыгодно. «Если приходит компания из центра, кто-то из местных игроков ищет свою нишу, а кто-то спрыгивает «на золотом парашюте». Например, «Голден Телеком» купил «Уралрелком». Это долгосрочные инвесторы», — подчеркивает Игорь Кузьмин, генеральный директор инвестиционной финансовой компании «Уником Партнер».

По наблюдениям экспертов, все более мелкие фирмы становятся объектами цивилизованных поглощений. Причина в том, что вся крупная собственность уже распределена. «Рейдеров стало больше, чем объектов, они пошли в средний бизнес. Рейдерство сейчас очень тиражируемо, на этом рынке растет конкуренция. Средний же бизнес всегда считался защищенным, так как ЗАО или ООО — закрытые структуры, там нет собраний акционеров, можно ввести любые ограничения, поэтому они требуют легального юридического или лоббистского инструментария», — утверждает Борис Карнаухов.

Как рассказал Борис Плоткин, исполнительный директор косметологической клиники «Эсти Лайн», собственники предприятия не раз получали от столичных компаний, желающих зайти на косметологический рынок Екатеринбурга, предложение продать бизнес. Отказавшись, владельцы испытали давление на федеральном уровне: клинике несколько месяцев не выдавали медицинскую лицензию, устроили не одну ревизию на соответствие необходимым нормам. Но в итоге «Эсти Лайн» все же получила документ.

Средний бизнес, проводящий региональные экспансии, — заказчик рейдерских компаний. Например, стратегия одной из российских сетей салонов связи — поглощение сильных конкурентов. Привлекательные объекты для поглощения — недвижимость, рестораны и магазины. Борис Карнаухов: «Допустим, фирма арендует помещение. Начинаются проверки властных органов, есть ли нарушения в аренде. Даже не видно того, кто за этим стоит, просто над фирмой сгущаются тучи. У компании три выхода: либо уходить из помещения, либо давать взятку чиновникам, либо договариваться с рейдером». 2006 г. для ритейла станет годом поглощений небольших региональных розничных компаний более сильными конкурентами, полагает г-н Карнаухов. В Екатеринбурге, рассказывает он, уже идет активное поглощение таких бизнесов, как общепит, рекламные агентства, аптеки, клининговые компании.

Конфликтующие стороны используют PR

Все чаще, чтобы поглотить предприятия или склонить собственников к продаже акций заинтересованным лицам, рейдеры насаживают своих жертв на «вилку» информационного и PR-противостояния.

Как отмечает Сергей Чермянинов, признаком «белого» рейда можно считать то, что используемая информация не должна быть лживой на 100% — она должна быть просто невыгодно интерпретирована для объекта.

Чтобы подобраться к ЗАО «Русский хром 1915», рейдеры ударили в наиболее уязвимое место любого химического производства — экологическую вредоносность. Публикации об ущербе для окружающей среды от деятельности «Русского хрома 1915» стали регулярно появляться на лентах двух информационных агентств с весны 2005 г. Началась кампания с материалов о нарушениях природоохранного законодательства, а спустя несколько месяцев речь шла уже об экологической катастрофе. Завод обвинили в «озеленении» первоуральского снега, хромировании атмосферы и умерщвлении рыбы в Каспийском море. Природоохранная прокуратура Свердловской области сообщила, что возбудила 10 административных дел в отношении руководства ЗАО «Русский хром 1915». В результате предприятие оказалось перед угрозой потери лицензии. Как заявлял «ДК» в октябре 2005 г. исполнительный директор завода Владимир Пиввуев, информационную атаку инициировал совладелец Ключевского завода ферросплавов (КЗФ) Сергей Гильварг, заинтересованный в «Русском хроме 1915» как в солидной сырьевой базе. В конце февраля 2006 г. юридический отдел компании сообщил, что сменился собственник Kermas Ltd, которой принадлежат 50% ЗАО «Русский хром 1915». Предположительно контроль над предприятием получил г-н Гильварг.

Владимир Яхлаков: «В информационной кампании против УЗГА было инициировано около 120 публикаций. По их результатам прошли проверки прокуратурой, ФСФР, милицией. Сейчас есть угроза возбуждения трех уголовных дел против нас».

M&A простимулирует развитие регионального рынка

Рынок профессионального легального рейдерства продолжит формироваться в ближайшие годы — прогнозируют эксперты. Его развитие будут стимулировать дальнейший приход в регион сетевого бизнеса, рост конкуренции в среднем бизнесе и публичности компаний.

«Пока рано говорить, что время силовых захватов ушло совсем, — считает Игорь Кузьмин. — С другой стороны, формируется некий массив профессионалов, которые начинают специализироваться». Пока рейдерские структуры формально регистрируются как юридические конторы, инвестиционные компании, консалтинговые агентства. Сергей Чермянинов: «Юристы уже предоставляют услуги перехвата управления, но у них пока нет заказчиков и объектовой базы. Когда появится объектовая база, будет легко искать заказчика. В «белых» рейдеров могут трансформироваться аудиторские, бухгалтерские компании — они обладают набором специалистов, плюс нужно добавить охрану для выполнения судебных решений, специалистов по ведению информационной войны».

Игорь Веретенников, руководитель проектов дирекции M&A инвестиционного банка «ФИНАМ», сообщил, что уже сейчас рейдерство в значительной степени представляет собой бизнес профессиональных юристов и финансистов. «Они изучают рыночную ситуацию, разрабатывают стратегию захвата, все чаще проводимую без привлечения силового ресурса. При этом стратегии захвата бывают достаточно сложными, включающими в себя PR- и GR-кампании (GR, government relations — отношения с властью. — Прим. ред.)», — подчеркивает он.

По наблюдениям Романа Паршина, в регионах прежде всего речь пойдет о промышленных объектах, которые позволят расширить производство или выйти на новые рынки. Как считает Игорь Веретенников, «белых» рейдеров интересуют фирмы, имеющие в собственности недвижимость, чья стоимость резко возрастет при использовании ее как торговой или офисной недвижимости. Привлекают недооцененные рынком предприятия, на перепродаже которых можно заработать, малые фирмы, владеющие акциями других, более перспективных предприятий. Сергей Чермянинов говорит, что его компании приходилось отбивать атаки на строительные фирмы, где рейдеры покушались на застроечную базу.

СерГей Попов, президент компании «ММАСС-Консалтинг», уверен: еще не все возможности исчерпаны для рейда в приватизированных фирмах. Новые возможности возникают в связи с проведением реформ (МСУ, ЖКХ, электроэнергетики и т. д.), с появлением нового законодательства, регулирующего правила пользования землей, лесом, водными ресурсами. Кроме того, существенные возможности появляются при входе иностранных предприятий. О намерении приобрести кого-либо из российских ритейлеров уже заявили Wal-Mart, Casino, Tesco, Aldi, Globus Gmb.

Формируется рынок компаний, специализирующихся на антирейдерской деятельности, растет спрос на услуги корпоративной защиты, защиты от конкурентной разведки. Как свидетельствует г-н Чермянинов, увеличивается число клиентов, желающих принять превентивные меры для сохранения бизнеса в условиях конъюнктуры занимаемого рынка.

В Москве уже предлагают услуги по обучению профессиональных рейдеров. В компании «ММАСС-Консалтинг» считают рейдеров аристократами новой эпохи. Технологичный тип рейда — передача захваченных активов в руки более эффективному собственнику — необходимая часть рыночной экономики, способствующая ее динамичному развитию и оздоровлению в целом, декларируют в компании.

Старые институты государства (милиция, армия, образование и пр.), институты права становятся частичными в эпоху, когда выполнение норм оказывается необязательным, если знаешь, как их обойти или использовать. Рейдеры — возможные «носители» нового способа мышления, полагают в «ММАСС-Консалтинг». Они способны жить вне нормативно организованного общества и входить в любые сообщества, сохраняя себя, схематизировать ситуацию и строить новые схемы организации. Рано или поздно они станут «правящим классом», аристократией, чей смысл — в решении проблемы, как сделать жизнь интересной и осмысленной, как приобрести эксклюзивные качества, выделяющие тебя из массы, как остаться в истории, — таков прогноз специалистов компании. 

 

«Юнона» делает ставку на инсулин

Руководство холдинга «Юнона» создает многопрофильное фармпредприятие на базе завода «Медсинтез» (г. Новоуральск). Первым шагом станет производство генноинженерного инсулина из импортных субстанций. Также компания планирует увеличить долю на рынке инфузионных растворов, наладить выпуск новых препаратов. Детали проекта холдинг держит в секрете, опасаясь конкурентов.

Холдинг «Юнона» объединяет два направления бизнеса. Первое — строительство и эксплуатация недвижимости, второе — производство и импорт медицинского оборудования и фармпрепаратов. С 1994 г. фирма поставляет из-за границы оборудование для гемодиализа (программа «Искусственная почка»). В 2003 г. «Юнона» пустила в эксплуатацию завод «Медсинтез» по производству инфузионных растворов. Это единственное фармпредприятие в области, прошедшее сертификацию по международному стандарту GMP.

Дальнейшее расширение производства требует крупных инвестиций. Как сообщил Александр Петров, генеральный директор «Юноны», воплощение проекта зависит от того, насколько успешной окажется технология изготовления инсулина. До сих пор ни одному предприятию в России не удавалось наладить стабильное производство генноинженерного инсулина в промышленных объемах. Ближе всех к решению этой задачи подобрался Владимир Брынцалов, создавший компанию «Ферейн» (позже — «Брынцалов-А»). Но после разрыва отношений с западным партнером линию остановили.

По данным «Юноны», только за последние два года объем продаж инсулина в России увеличился со $120 млн до $160 млн. Эксперты объясняют такой скачок ростом государственного финансирования на выделение бесплатных лекарств. 95% рынка сегодня делят три иностранные фармацевтические компании — Novo-Nordisk A/S (Дания), Eli Lilly (США) и Sanofi-Aventis (Франция). Одна из этих фирм будет поставлять субстанции для производства инсулина в Новоуральске. На вопрос, как «Юноне» удалось договориться с конкурентами, Александр Петров отвечает уклончиво: «Поставляя кристаллы на «Медсинтез», они получат меньше, чем прежде, но это будет стабильный доход. Я им так и сказал: не вы, так ваш конкурент продаст нам кристаллы, тогда вообще ничего не получите». После запуска производства «Юнона» рассчитывает занять 30% российского рынка. Поначалу холдинг будет снабжать лекарственными препаратами Урал и Сибирь.

На строительство инсулинового производства правительство Свердловской области выделило $1 млн. Остальное финансирование идет за счет средств холдинга, его партнера — группы «Ренова», кредитов Сбербанка РФ и УРАЛСИБа. Изначально проект оценивали в 240 млн руб., но к 2006 г. сумма увеличилась до 420-450 млн руб. Александр Петров сообщил, что стоимость изменилась из-за строительства нового здания и роста цен в Европе на оборудование и фармацевтическую сталь, которую в России не делают. Из-за нехватки денег в 2005 г. строительство инсулинового производства останавливали, а в 2006 г. работы возобновились. Технологическая линия, изготовленная немецкой фирмой Bosсh, уже в Новоуральске.

После запуска производства, согласно существующим правилам, «Медсинтез» должен изготовить три опытные партии инсулина, сдать их на госконтроль и ждать результата исследований, что может занять от трех месяцев до года. Все это время «Юнона» будет платить заработную плату персоналу, прошедшему специальное обучение. Александр Петров: «Время вынужденного простоя мы используем для тренингов со специалистами, чтобы правила работы отложились на уровне подсознания». Выход предприятия на проектную мощность запланирован на 2007 г.

Конкуренты «Юноны» полагают, что производство в Новоуральске ориентировано на технологии вчерашнего дня. Дмитрий Меняйлов, директор по маркетингу российского представительства компании «Ново-Нордиск А/С» (Дания): «На смену генноинженерному инсулину (а он производится уже более 20 лет!) приходят инсулиновые аналоги. Уже сейчас они занимают 12-13% объема рынка в России и более 40% — на рынках более развитых стран. Доля препаратов-аналогов увеличивается на 5-6% в год, и нет оснований считать, что этот рост замедлится. Генноинженерный инсулин просто устаревает. Если в портфеле «Юноны» не будет инновационных препаратов, компания не сможет претендовать на значительную долю рынка».

У главного эндокринолога Свердловской области Александра Тарасова на этот счет своя точка зрения: «Аналоги инсулина, безусловно, пока самое передовое направление в лечении больных сахарным диабетом. Но из-за некоторых особенностей, в том числе высокой стоимости, аналоговые препараты еще долго не вытеснят с рынка генноинженерный инсулин. Например, в США, где на лечение диабета ежегодно выделяются миллиарды долларов, до сих пор используется свиной инсулин. Принципиально важно, что больной диабетом должен получать высококачественный препарат. А «Юнона» будет производить человеческий генноинженерный инсулин, соответствующий мировым стандартам. Если их цены будут ниже рыночных, им без особого труда удастся потеснить конкурентов».

Дальнейшие планы «Юноны» связаны с запуском новых линий по производству лекарственных субстанций и готовых препаратов — в таблетках, капсулах и ампулах. Будут использоваться запатентованные разработки Института органического синтеза УрО РАН. Также принято решение наращивать выпуск инфузионных растворов и расширять рынок сбыта. Сделать это можно двумя способами: либо увеличить производство растворов в Новоуральске, транспортировать готовую продукцию в другие регионы и распределять через собственные логистические центры, либо строить заводы на местах. Окончательное решение руководство холдинга примет в 2007 г. Как отметил Александр Петров, «Юнона» уже вела с региональными администрациями переговоры о выделении землеотводов под новые инфузионные заводы и присмотрела три участка земли. 


добавлено: 03 апреля 2006 года
источник: журнал Деловой квартал , выпуск № 12 (563) 3 апреля 2006
смотреть статьи: все | журнала Деловой квартал
 
Студия IT © 2006