Поиск статьи: 
Сделать стартовой Добавить в избранное
 
РАЗДЕЛЫ
Главная
Статьи(352)
(лента)
 
Журналы(127)
(лента)
 
Выпуски(410)
(лента)
 
Издательства(38)
(лента)
 

Система
О системе
Написать письмо
Заявка на участие

 
СТАТЬЯ журнала Деловой квартал [все статьи]

Объединимся, чтобы вернуть доверие!

Безответственность юриста = смерть рынка.

Холодная война между адвокатами и частнопрактикующими юристами началась из-за узкой специализации советской адвокатуры, занимавшейся в основном уголовными делами. В рыночной ситуации многие из ее представителей не сумели освоить новые ниши в сфере юридических услуг. Обострению конфликта способствовало и невнимание власти к законодательному регулированию этой области, создание параллельных коллегий адвокатов и постоянные внутренние конфликты между ними.

Между Сциллой и Харибдой

В итоге тот, кто желал вести уголовные дела, шел в адвокатуру, а тот, кто хотел участвовать в разрешении гражданских и «хозяйственных» споров, делал это сам по себе, образовывая юридические и консалтинговые фирмы. Все это привело к противопоставлению двух в общем-то сходных способов юридической работы на рынке. И в таком общественном понимании есть много неконструктивного.

Лучшее подтверждение тому — бытующие в народе мифы. Считается, что адвокаты занимаются не юридическим, а «неформальным» урегулированием конфликтов и как юристы абсолютно непрофессиональны. Что вступать в адвокатуру не имеет смысла, поскольку ее руководство только собирает взносы и не приносит никакой реальной пользы обществу. По мнению многих, частные юристы работают только на свой кошелек, абсолютно не уделяя внимания такой общественно важной функции, как оказание бесплатной юридической помощи населению. Ну и, конечно, частнопрактикующие юристы безответственны и не соблюдают нормы профессиональной этики. На них нельзя повлиять через механизмы юридического сообщества.

Это противостояние привело к печальному результату — потере общественного доверия и к адвокатуре, и к «вольным» юристам. Такое положение сохраняется до сих пор.

Чистка рядов

Сложилась парадоксальная ситуация: лицо, которое оказывает юридические услуги и практически решает личную судьбу человека или вопросы его имущества, фактически не несет никакой действенной ответственности за собственные безграмотные действия, а иногда причиняет умышленный вред. Такое лицо может не уважать своих коллег, вести себя по отношению к ним некорректно, обманывать суд и другие государственные органы и структуры и т. п. То есть подрывать своими действиями уважение и общественное доверие к юридической профессии, и такого человека нельзя действенно наказать.

Самый лучший выработанный мировой практикой способ выйти из этой ситуации — отлучение от профессии. Причем эта «анафема» происходит не по решению государственного органа, а по воле самого сообщества юристов.

Но пока это невыполнимо.

Судью, прокурора можно снять с работы, а как поступить с адвокатами?

Выгнали из адвокатуры — создал компанию и делаешь то же самое, только уже как частный юрист. При желании можно даже и фирму не регистрировать.

Результат печален. Потенциальный потребитель услуг не обращается в юридическую фирму, а пользуется услугами собственного юриста — с него он хотя бы может спросить за результат. Вместо крупных юридических фирм выстраиваются огромные юридические отделы в корпорациях. А уделом среднестатистической юридической фирмы становится работа с небогатыми клиентами, которые не могут себе позволить содержать юриста. В итоге нарастает демпинг на рынке юридических услуг.

Сейчас этот рынок позволяет зарабатывать единицам — суперпрофессионалам в узких сегментах, а таких специалистов всегда немного. Большинство участников рынка лишь поддерживают собственное существование, без серьезных надежд на дальнейшее развитие.

Пиррова победа

Важным этапом во взаимоотношениях частных юристов и адвокатуры стало принятие закона об адвокатуре и Административно-процессуального кодекса (АПК) с нормами о представительстве в арбитражном суде. Каждый из активно работающих на рынке юристов оказался перед выбором: либо продолжать консультировать и не ходить в суд, либо ходить в суд с десятком справок о деятельности в компаниях, чьи интересы он представляет, либо вступать в адвокатуру.

Идея, которая едва проглядывала в основе тех изменений АПК, была, на мой взгляд, правильной: создать на основе адвокатуры сообщество практикующих юристов и дать ему право представлять интересы клиентов в суде, ограничив возможности других лиц той же профессии. Другой вопрос, что воплотили ее непоследовательно. Те, кто в адвокатуру не пошел, восприняли в штыки законодательные ограничения по представительству в суде. Спор «докатился» до Конституционного суда, и тот счел эти положения неконституционными.

Победа частнопрактикующих юристов и «консалтеров» над адвокатурой в этом вопросе получила громкую общественную огласку. Хотя, конечно, адвокатура ни в чем не проиграла. Многие из частнопрактикующих адвокатов считают эту победу своей личной заслугой, и с этим можно согласиться. Заслуга — в том, что спор разрешил Конституционный суд. Плохо другое: в стратегической перспективе это решение остановило процесс объединения практикующих юристов в сообщество и сохранило безответственность в юридической профессии.

В то же время наиболее важные положения несостоявшегося сообщества начали осуществляться в рамках современной адвокатуры. Адвокаты приняли кодекс корпоративной этики; берут в свои ряды профессионалов и избавляются от тех, кто своими действиями подрывает авторитет общества, препятствует правосудию и разрушает рынок юридических услуг. Приятно видеть, как адвокатское сообщество развивается, идет вперед — не без проблем, но в правильном направлении. А что же происходит в другом лагере — у частнопрактикующих юристов? Да ничего. Работают как работали: каждый сам по себе — беззащитные, бесправные, разъединенные…

Exit

Единственно верное решение проблемы в нынешней ситуации — принять закон об оказании юридических услуг и изменить процессуальное законодательство с целью установления:

  •  организационных требований (в част­ности, правом оказывать юридические услуги необходимо наделить только членов единой всероссийской профессиональной некоммерческой организации);
  • квалификационных требований;
  • ответственности за причинение вреда лицу, обратившемуся за юридической помощью, за манипулирование правосудием и т. д.

Поскольку большинство этих требований в рамках современной российской адвокатуры уже воплощены, то, по моему мнению, рационально осуществить их на основе уже имеющихся организационных структур адвокатского сообщества.


добавлено: 27 февраля 2006 года
источник: журнал Деловой квартал , выпуск № 531 27 февраля 2006
смотреть статьи: все | журнала Деловой квартал
 
Студия IT © 2006