Поиск статьи: 
Сделать стартовой Добавить в избранное
 
РАЗДЕЛЫ
Главная
Статьи(352)
(лента)
 
Журналы(127)
(лента)
 
Выпуски(410)
(лента)
 
Издательства(38)
(лента)
 

Система
О системе
Написать письмо
Заявка на участие

 
СТАТЬЯ газеты Уральский рабочий еженедельная [все статьи]

Пенсии: не остаться у разбитого корыта

В России продолжаются баталии по поводу размера пенсий, идут споры о существе самой пенсионной реформы, высказываются разные точки зрения насчет возможности применения существующего с 2002 года нового пенсионного законодательства, вносятся предложения его реконструкции. Оснований для дискуссий более чем достаточно: и низкий уровень пенсионного обеспечения нынешних ветеранов; и дефицит Пенсионного фонда России (ПФР); и нежелание граждан воспользоваться правом «отдать в рост» свои пенсионные накопления негосударственным пенсионным фондам (НПФ); опасения за будущие накопления из-за большого числа «серых» зарплат и т.д.

Мы также решили не оставаться от дискуссии в стороне, и для разговора на пенсионную тему пригласили в редакцию «Уральского рабочего» политиков, депутатов, профсоюзных деятелей, специалистов пенсионного дела.

За «круглым столом» собрались:
директор Свердловского филиала НПФ «Благосостояние» Ольга КУЗНЕЦОВА;
заместитель директора ЕФ МН «Большого пенсионного фонда» Наталья КОКАРЕВА;
исполнительный директор НПФ Андрей ЧУВИЛКИН,
заместитель исполнительного директора НПФ «УГМК—Перспектива» Ольга СМИРНОВА;
секретарь Федерации профсоюзов Свердловской области, заведующая отделом социальных гарантий и информации Любовь ЯШИНА;
депутат областной Думы, координатор Свердловского областного отделения ЛДПР Владимир ТАСКАЕВ.

УР:
— Пенсионная реформа в России запущена в действие всего пять лет назад, но уже идут разговоры о том, что она не в полной мере отражает реалии сегодняшнего дня. По вашему мнению, необходимо действительно видоизменить всю систему, или следует произвести «перенастройку» существующего механизма?

ЧУВИЛКИН:
— Мне представляется, что еще очень мало времени прошло для того, чтобы понять, нормальная пенсия непосредственно по этому закону выйдет, или нет: для большого количества людей, нынешних пенсионеров, пенсия начислялась ещё по старому закону, принадлежавшую им накопительную часть переложили на старые рельсы, так сказать, хотя «едут» они уже в новых условиях. Так что говорить о том, что закон несовершенен, или что пенсионная реформа плоха, я бы, наверное, сегодня не стал. Другой вопрос, что подправить кое-что, наверное, следует. Мы же видим, что даже тот определенный дефицит Пенсионного фонда, он возник не из-за того, что закон о пенсиях плох, а оттого, что демографическая ситуация не очень хорошая, плюс изменились тарифы единого социального налога. Так что решать проблемы надо в комплексе.

КУЗНЕЦОВА:
— Надо убедить людей, что нужно самим заботиться о своем будущем. У  государства возникают проблемы с поиском средств на выплату пенсий сегодняшним пенсионерам, а в будущем, из-за низкой рождаемости, ситуация может еще более усугубиться. Накопить на пенсию самому — это выход из проблемы. Еще лучше, если предприятие, на котором трудится работник, поможет в формировании дополнительной пенсии. Российские компании перенимают прогрессивный западный опыт формирования социальных пакетов для работников, стремятся в полной мере быть социально-ориентированными, социально-ответственными. И все чаще составной частью этих социальных благ от работодателя становятся корпоративные пенсионные программы.

 

ЯШИНА:
— Мы считаем, что запущена пенсионная реформа в то время, когда не платились заработные платы, и этот факт говорит сам за себя. Но далее правительство начало манипулировать этим законом на свое усмотрение. Да, демографическая яма: на одного пенсионера полтора работающего. Но во всем мире повышается страховой налог, мы же снизили его. Дальше — целой поколение, с 1957—1967 годов рождения, взяли и лишили накопительной части. Так просто удобнее, чтобы увеличить обороты. А теперь еще новации слышим: деньги «молчуна», который не передаст свою накопительную часть пенсии управляющей компании, заберем и сделаем из них страховую часть. Вот такое вольное обращение правительства с этим законом и привело к тому, что реформа забуксовала. Единый социальный налог подразумевает утрату страховых принципов. Страховой принцип — это паритетное управление страховыми средствами, а у нас одностороннее управление — только государством.

СМИРНОВА:
— Я считаю, что реформа-то началась раньше, не в 2002 году, когда законы начали придумывать, а середине 90-х годов: тогда создали Пенсионный фонд, чтобы выйти из тупиковой ситуации — люди по 6—8 месяцев пенсии не получали, по году — зарплат. Нужно было выделять какую-то новую структуру, которая как раз занималась бы сбором средств. Ситуацию выправили. А дальше как пошла пенсионная реформа? Три закона приняли в конце 2001 года в течение 2-х недель. Полностью изменили систему пенсионного обеспечения с 1 января 2002 года, но, на мой взгляд, допустили ошибку в том, что не рассчитали обязательства государства. И когда пошло изменение только что принятых правил, доверие к реформе было подорвано. Замечу при этом, что государственная политика в этом вопросе с самого начала должна была быть разъяснительно-информационной. В то же время ПФР на тот момент занял позицию — пусть лучше люди не знают всех механизмов и возможностей закона…

ЧУВИЛКИН:
…Например, не будем рекламировать НПФ. Хотя я думаю, что сегодня уже начинают понимать свою оплошность, и уже о негосударственных пенсионных структурах говорят вслух. И в известном смысле реформа последний год сдвинулась. Государство стало заинтересовывать и работников, и работодателей в пенсионных отчислениях. Сдвинулся и размер пенсий.

КОКАРЕВА:
— Нищенская пенсия сегодняшних пенсионеров говорит о том, что нужно заботиться о формировании своей пенсии смолоду. Механизма здесь два. НПФ занимается как обязательным пенсионным страхованием, так и негосударственным пенсионным обеспечением. Чтобы инфляция не съедала накопительную часть пенсии, нужно дать свободу маневра для НПФ. Государство в этом плане уже пересматривает свою политику к лучшему, но судя по тому, что процент «молчунов» не очень-то уменьшается, народ просто не определился с выбором. Поэтому так важна разъяснительная работа, в том числе через СМИ.

УР:
— Но есть и другая точка зрения: коль скоро народ не решается отдать свои деньги «в рост», то вовсе ликвидировать накопительную часть…

ТАСКАЕВ:
— Уже проводилась одна пенсионная реформа. Она провалилась, и даже Зурабов это признал, и то, что мы и сейчас не на правильном пути — вопрос, достойный всеобщего внимания. Раз государство перебрасывает ответственность на плечи каждого гражданина: решайте, по этому пути вам идти, или по тому — давайте спрашивать самих граждан. Я считаю, что в систему пенсионного обеспечения необходимо раз в пять лет вносить коррективы, так как меняется экономическая ситуация, та же инфляция иная. Давайте проводить что-то вроде референдумов или опросов, в каком направлении нам двигаться.

И не менее важно, чтобы люди имели серьезные гарантию. Такую гарантию может дать, например, Президент. Избрали главу государства, пусть он скажет, поклянется на Конституции, что пенсионное обеспечение будет таким, каким видит его народ, избравший Президента. Ведь не секрет, что самый активный электорат — люди пенсионного и предпенсионного возраста.

Что касается предлагаемой ныне реконструкции пенсионного обеспечения, то она, на мой взгляд, куцая и неразвитая. Ее нужно улучшать, а грамотные мысли по поводу ее улучшения можно взять только у народа. Вот давайте и спросим у людей. А иначе и новая реформа потерпит тот же крах, что и прежняя, и нынешняя.

Вот мы предлагали в Облдуме сделать региональные надбавки к пенсиям — как в Москве сделано. Но нас не поддержали, парламентское большинство не поддержало. В то же время подняли на 42 процента зарплату госслужащим. А прокуроры, вы знаете, какие пенсии получают? Они что, перетрудились, решая, кого казнить, кого миловать? Вообще чиновники сегодня получают достаточно серьезную пенсию, а вот шахтеры, другие рабочие почему-то получают уравниловку.

УР:
— Профсоюзы говорят о несправедливости реформы. Политики, депутаты, слышим — за совет с народом. Но ведь уже есть известная часть граждан, работников предприятий, которые позаботились о своем будущем, пользуются услугами негосударственных фондов; представленные за нашим столом НПФ, знаю, работают успешно. Насколько успешно?

КУЗНЕЦОВА:
— НПФ «Благосостояние» обслуживает работников железнодорожного транспорта.  Негосударственное пенсионное обеспечение –  важная составляющая социального пакета, один из инструментов работы с персоналом. Оно позволяет решить проблемы текучести кадров, сохранить квалифицированных работников, повысить долгосрочную мотивацию.

Корпоративные пенсионные программы можно разделить на два вида. Первый: корпоративные пенсии формируются полностью за счет средств работодателя. Второй -  корпоративная пенсия формируется за счет взносов и работодателя, и работника, это так называемое долевое финансирование будущих пенсий. Вторая модель менее затратна для работодателя, поэтому получает все большее распространение. В ОАО «РЖД» действует уникальная корпоративная пенсионная система, основанная на паритетном принципе. Например: 100 рублей отчисляет на свой лицевой счет в НПФ работник, и так же 100 рублей передает на его лицевой счет работодатель - ОАО «РЖД». На пенсионные взносы и работника и работодателя начисляется инвестиционный доход. В этом и есть привлекательность корпоративных пенсионных фондов. Это мы говорим о дополнительном пенсионном обеспечении.

ТАСКАЕВ:
— А чем вы можете гарантировать успех? Я могу сказать, что сегодня копить деньги невыгодно. Коэффициент инфляции высок, и народ может потерять свои накопления…

КУЗНЕЦОВА:
— Если говорить о работе с накопительной частью трудовой пенсии, следует отметить, что договор с застрахованным лицом все фонды заключают по типовой форме, утвержденной Правительством Российской Федерации. Это – общее. Но разница все же есть — и она в том, какая корпорация стоит за тем или другим НПФ, и если люди видят успешность и мощь корпорации, то это только добавляет силы и мощи НПФ.

И вот что хочется еще добавить: негосударственные пенсионные фонды жестко контролируются со стороны государства, так что опасаться за свои средства, которые доверили НПФ, абсолютно не стоит. Всего несколько процентов имеющих право перевели свои деньги в НПФ и частные УК. И эти несколько процентов, безусловно, в выигрыше сейчас.  Например, у НПФ за прошлый год доходность по пенсионным накоплениям в среднем на уровне 20%. Задача в том, чтобы тех, кто в выигрыше, было больше.

 

КОКАРЕВА:
— Я представляю Большой Негосударственный пенсионный фонд. Мы также работаем в двух направлениях: обязательное страхование и негосударственное пенсионное обеспечение. Могу сказать, что, выбирая фонд, конечно, нужно обращать внимание на многие вещи. С какого периода работает фонд — наш фонд, например, работает с 1995 года, — насколько стабильно он работает на рынке. Так, «Большой» в 2005 год имел доходность 19, 53%, за 2006 — 19,95%. Это хорошиие показатели.

Обязательно обращайте внимание на то, кто в учредителях фонда. И если многие фонды имеют одноотраслевую структуру, то «Большой» — многоотраслевой состав учредителей, и это, кстати, добавляет нам стабильности и надежности в работе. Потому что это те структуры, которые высоко котируются сегодня на рынке. Это СУАЛ-ХОЛДИНГ, группа предприятий РЕНОВА, ТМК и многие другие — то есть, ряд крупных работодателей, которые стабильно работают на рынке не только в России, но и в мире.

ЧУВИЛКИН:
— Мы, собравшиеся здесь, представляем по большей части корпоративные фонды, и участие работодателя в формировании пенсии, конечно, обуславливается тем, что человек надеется на пенсию еще и корпоративную. Она не всегда обусловлена паритетом 1:1, но то, что компании рассматривают негосударственное пенсионное обеспечение еще и как элемент кадровой политики — очевидно.

Если говорить о гарантиях НПФ, то тут деятельность частных фондов очень крепко регламентирована государством, и потому гражданам бояться чего-то не следует. Деньги не пропадут. Вопрос лишь в том, что в одном случае будет одна доходность, в другом другая. К тому же, у есть внутренние контролирующие и регулирующие органы, и наконец, есть право у каждого человека расторгнуть договор и выйти оттуда, получив деньги обратно.

СМИРНОВА:
— Давайте поймем, что негосударственное пенсионное обеспечение — это добровольное пенсионное обеспечение, но оно в интересах каждого из нас. Государство обеспечивает социальный минимум, давайте пенсионерам обеспечим социальный минимум достойный, поможем молодым людям сформировать себе достойную пенсию, достойную старость, а как это можно сделать? Накопительная часть — один момент; добровольное пенсионное обеспечение — другой.

КУЗНЕЦОВА:
— При выборе фонда, которому решаете доверить свои накопления, надо внимательно посмотреть его историю и показатели работы, а не только доходность. Так наш Фонд давно и успешно работает на рынке пенсионных услуг.  На протяжении двух лет НПФ «Благосостояние» – обладатель наивысшего рейтинга надежности и успешности А++ по версии рейтингового агентства «Эксперт РА». Такой рейтинг только у трех НПФ, включая наш Фонд, а ведь всего в России порядка 300 негосударственных пенсионных фондов. Мы обеспечиваем размещение пенсионных резервов и инвестирование пенсионных накоплений с доходностью, превышающей инфляцию. Причем важно, что мы не ставим своей целью высокие доходы, главное для нас – это надежность нашей работы, сохранение средств наших вкладчиков и их приумножение. Поэтому отчасти наша инвестиционная политика консервативна. Мы не имеем права рисковать средствами наших вкладчиков и никогда не допустим этого, так как речь идет о финансовом благополучии наших клиентов в преклонном возрасте.

 

КОКАРЕВА:
— По поводу надежности НПФ и сохранности в них средств замечу, что ни один НПФ не может работать, не застраховав эти средства — в обязательном порядке в страховой компании. Кроме того, фонды, допущенные к деятельности по обязательному пенсионному страхованию, прошли конкурсный отбор Правительством РФ. И далеко не все фонды этот отбор прошли и получили лицензии. Одним из условий конкурса было наличие уставного капитала фонда не менее 30 млн. руб., что также позволяет снизить риски.

ТАСКАЕВ:
— И все-таки мое мнение, что необходимо получить при новой пенсионной реформе больших гарантий государства гражданам, что куда бы они свои пенсионные накопления ни поместили, они не пропадут. Человек не должен беспокоится, получит он свою пенсию, или нет — государство должно ему выплачивать сполна и по заслугам.

УР:
— Некоторые эксперты считают, что долг этот искусственно создается, дефицит пенсионного фонда — это величина, специально надуманная для экономических целей. А может, из целей политических, пропагандистских…

ЧУВИЛКИН:
— Может быть, на цифрах, в арифметике, так и получается. На самом деле, государство не даст Пенсионному фонду не выплатить уже назначенные пенсии. Дело, наверное, в методике расчетов. Бюджет того же ПФР принимается расчетный по имеющемуся количеству пенсионеров, назначенных пенсий. Посчитано, что 60 млн. работающего населения, и за них должен быть уплачен единый социальный налог. А выплаты прогнозируются иные — вот и образовался дефицит. Он мощный. В натуральных единицах его восполнят, и деньги нынешним пенсионерам выплатят. А вот как быть с теми, кому выходить на пенсию лет через десять? Им хватит денег — государственных, я имею в виду, да чтобы для высоких пенсий? То-то и оно. Значит, надо идти и другим путём, а именно, каждому заботиться о своей будущей пенсии. В этом и могут оказать помощь НПФ.

УР:
— Тогда интересно узнать, а как сегодня обстоит дело с доверием к вашим фондам, растёт ли число обращений граждан к вам?

СМИРНОВА:
— «УГМК—Перспектива» за компанию 2006 года доверили свои средства 16 579 застрахованных лиц. И всего на сегодня 35 656 человек, чьи средства пенсионных накоплений находятся в управлении нашего фонда. Доходность фонда за 2006 год составила 18,5% годовых..

КУЗНЕЦОВА:
— НПФ «Благосостояние» — фонд федеральный, в настоящее время 19 филиалов и 48 обособленных структурных подразделений действуют в 80 регионах России. Пенсионные резервы Фонда составили на конец 2006 года 45,4 млрд. руб. Дополнительную негосударственную пенсию через НПФ «Благосостояние» получают более 126 тысяч человек. Средний размер назначенных  в 2006-м году пенсий составляет 2 тысячи рублей. Это хорошее дополнение к основной, государственной пенсии. Общее число застрахованных лиц, формирующих в Фонде накопительную часть своей трудовой пенсии, на конец 2006 года составило 542, 2 тысяч человек. Свердловский филиал охватывает своей деятельностью Свердловскую и Тюменскую области, Пермский край,  Ханты-Мансийский автономный округ - Югра, Ямало-Ненецкий автономный округ, подразделения Свердловского филиала Фонда работают в Нижнем Тагиле, Перми, Тюмени, Сургуте. 

 

КОКАРЕВА:
— Наш фонд «Большой» также является федеральным. В Свердловской области за прошлый год мы заключили около 20 000 договоров. Если рассматривать в целом работу за три года, то могу сказать, что 40% от всех заключивших договоров с НПФ в Свердловской области принадлежат «Большому».

ЯШИНА:
— Интересно узнать, а наследуются ли у вас средства накопительной части?

КОКАРЕВА:
— Законодательно право наследования определено, что касается государственного пенсионного фонда, то до сих пор не вышел порядок таких выплат, поэтому ПФР не выполняет своих обязательств по выплатам правопреемникам; «Большой» эти выплаты производит.

КУЗНЕЦОВА:
— НПФ «Благосостояние» также производит выплаты правопреемникам по договорам обязательного пенсионного страхования.

 

ТАСКАЕВ:
— Я выражу свое личное мнение — средства нужно вкладывать в детей, давать им образование, чтобы в пенсионном возрасте они нас обеспечивали, вкладывать в недвижимость или акции крупных предприятий.

ЧУВИЛКИН:
— Давайте разберем предложенные вами схемы накопления на старость. Недвижимость. Знаете, сколько она сейчас стоит. Для того, чтобы приобрести недвижимость бюджетнику, рассчитывать можно только на социальное жилье, и это займет очень много лет. Небюджетнику надо либо взять ипотечный кредит, который тоже растянется на 20-25 лет и его не каждый способен потянуть. Насчёт акций: ни одна управляющая компания не станет работать с маленькими суммами, а в НПФ эти аккумулированные и объединенные суммы могут приносить доход. Вложения в детей — это, конечно, хорошо, но тоже дорогого стоит. А накопив на пенсию в НПФ, можно после и не отягощать тех же детей своими проблемами.

КУЗНЕЦОВА:
— У сегодняшних молодых людей есть уникальная возможность сформировать свою будущую пенсию. Я смотрю на свою маму, у которой такой возможности не было, и она говорит, что искренне завидует нам, нашим детям, что у нас есть такая возможность. Надо ее развивать.

 Провел и подготовил к печати
Виктор ТОЛСТЕНКО.
Запись и расшифровка
Анастасии ХУДЯКОВОЙ.


добавлено: 19 апреля 2007 года
источник: газета Уральский рабочий еженедельная , выпуск № 69(26759)
смотреть статьи: все | газеты Уральский рабочий еженедельная
 
Студия IT © 2006