Поиск статьи: 
Сделать стартовой Добавить в избранное
 
РАЗДЕЛЫ
Главная
Статьи(352)
(лента)
 
Журналы(127)
(лента)
 
Выпуски(410)
(лента)
 
Издательства(38)
(лента)
 

Система
О системе
Написать письмо
Заявка на участие

 
СТАТЬЯ журнала COSMOPOLITEN Урал [все статьи]

Дорогая Елена Сергеевна

В её двадцать с небольшим многие обращаются к ней по имени-отчеству. Cценический псевдоним удачно отразил характер выпускницы «Фабрики звезд» - к ней действительно хочется относиться с уважением. Несмотря на общительность, Елене Кукарской непросто приходилось в больших коллективах, но эти испытания она выдерживала с честью. Со свойственной ей основательностью завоевала симпатии «фабрикантов», зрителей и Аллы Пугачевой. И останавливаться на этом вовсе не собирается.

Когда ты, жительница Тюмени, переехала жить в Москву?

Это было 1 сентября 2004 года. Я приехала на кастинг «Фабрики звезд» -- как в школу.

До переезда бывала в столице?

Никогда! Хорошо, что побывала хотя бы в Питере, уже знала, что такое метро, что там ездят по жетончикам. Захожу в метро с двумя сумками, с юга ехала, обращаюсь в кассу: «Дайте два жетончика!» Дают карточку, я говорю, а жетончики? В кассе – они же не любят манерничать – сразу начинают грубить! Ладно, пришлось делать, как все. Подхожу к турникету, смотрю, как все делают, и – бегом! Страшно было.

И как первое впечатление от Москвы?

Первое, что я увидела, был Курский вокзал. И первая ситуация называлась «куда идти?», хотя бы – в каком направлении? Смотрю, куда люди идут, туда и я иду. Была такая суматоха в голове: ничего не знаю, еду к каким-то людям, которых никогда в жизни не видела, к знакомым знакомых моих родственников. Страшно. И первое, что мне показалось – в Москве очень тесно. Потом когда пошла погулять на центральные улицы, я почувствовала себя микробом, очень маленькой среди этих огромных домов и уличного движения. В регионах ведь люди очень медленно живут. Когда я заметила, с какой быстротой народ передвигается здесь, я тоже начала привыкать к этому ритму. И теперь, даже приезжая в Тюмень, я делаю всё очень быстро, потому что для меня время очень много значит.

Тюмень, которую ты оставила, она какая?

Это моё любимое. Я каждые два месяца приезжаю cюда, потому что дольше не выдерживаю. Мне хотя бы неделю надо: подзарядить «батарейку» - и с этой «батарейкой» уже жить снова в cтолице.

А какая сейчас для тебя Москва?

Мне здесь стало вполне уютно. Вообще, к Москве нужно привыкать. Человеку из провинции обязательно нужно быть готовым к ломке. Это ломка не то чтобы личности, а твоих притязаний, самоощущения, психологии. Если ты хочешь остаться, закрепиться и делать своё дело здесь, то нужно это время перетерпеть. Оно очень трудное, сложное, депрессивное, стресс большой. Но обязательно будут люди, которые удержат тебя здесь.

Чего тебе здесь не хватает?

Доверия, наверное. Возможно, сегодня вы близкие друзья. Пройдет месяц-другой, вас разбросает по разным концам Москвы, вы будете разными делами заниматься, а человек уже знает о тебе такую конфиденциальную информацию! Мало ли, что ты можешь сказать, не подозревая, что этого говорить просто нельзя! Я знаю, что в Тюмени все сказанное всегда останется в тех стенах, где был разговор.

И как ты борешься с нехваткой доверия?

Я общаюсь с близкими только. Или говорю только то, что не может негативно повлиять на меня. Ну и, в принципе, я ничего такого не делаю, чтобы обо мне говорили: «Это она!»

С какими достижениями ты подошла к «фабричному» этапу своей жизни?

Я до этого очень много работала. Петь начала с 13 лет – и совершенно случайно. Пошла учиться музыке, а начала вдруг петь. Никогда раньше не знала, что сумею это делать по-настоящему. Мне понравилось, стало интересно. Потом худрук Владимир Черепанов спросил, не хочу ли я поработать в ресторане. Причем это прозвучало в несколько другой форме: в кабак не хочешь пойти зарабатывать? Он такой бесцеремонный! Говорит, давай я тебя порекомендую в одно место. Есть у нас в Тюмени гостиница «Восток», туда я и пришла. Опыта выступления перед незнакомой публикой не было, а я – сразу на сцену! Видимо, мое выступление не очень-то и понравилось. Ну, мне же всего 16 лет было, поэтому девочка-колокольчик в мир роковых женщин не вписалась. Зато попала на «Ступени» - тюменский конкурс молодых исполнителей эстрадной песни. Выступила с двумя номерами – и получила диплом первой степени. Потом был областной фестиваль «Студенческая Весна», потом меня пригласили туда, потом сюда, и началось! Одни увидели, услышали, другие другим сказали, меня начали приглашать везде. Я по специальности режиссер, поэтому и мероприятия всякие вела, и пела.

Много говорили о том, что ты пела джаз, а на «Фабрике» тебе придумали совсем другой образ, это так?

Джаз это, конечно, очень громко сказано. Я бы предпочитала заниматься джазовым вокалом, это правда. Мне, видимо, по духу это ближе. Но пришла на «Фабрику», и получилось иначе, и я об этом не жалею. Было трудно перестраиваться, но в конечном итоге я поняла: если народ это «кушает», почему ему не давать такое блюдо? И теперь то, чем я занимаюсь, мне тоже очень близко. Такой жанр интересный, который не задействован никак сейчас. Это не просто песня, то не просто актерское исполнение, даже не могу обозначить одним словом его.

А как в трудовой книжке обозначено то, чем ты занимаешься сейчас?

Артист. Там нет приставки «начинающий», конечно. А в дипломе у меня другая специальность – «режиссер театрализованных представлений и праздников, преподаватель». То есть я еще и педагогом могу быть. Я об этом даже и не знала, пока диплом не получила.

Кто из джазовых певиц тебе нравится?

Ирина Отиева. Лариса Долина. Очень нравятся Тина Тернер, Глория Гейнор. Сложный джаз я слушаю как обыватель, мне больше нравится поп-джаз.

А кто-то в твоей семье занимался музыкой?

Нет. Мама преподает русский язык, литературу, еще она замдиректора по воспитательной работе. Папа – инженер.

На «Фабрике» у тебя проявились качества старшей сестры, такой наставницы. Ты не один ребенок в семье?

Я в семье одна! Не могу сказать, что мечтала о братике или сестрёнке, но всё же хотелось порой. А на на гастролях, да и на самой «фабрике» я действительно постоянно о ком-то заботилась.

Опиши себя, маленькую?

Взбалмошная, очень любопытная, с огромными глазами. Маленького роста, с белым пушком на голове, с постоянно красным лицом, потому что я не могла сидеть на месте, всегда бегала, носилась и орала. Если кто-то кричит во дворе, значит, это я. Я была самостоятельной и дисциплинированной девочкой при этом. Всегда могла остановиться и подумать. Все-таки у меня мама педагог!

Что сейчас в характере осталось от того ребенка?

Упорство. Если я чего-то хочу, то добьюсь этого обязательно. И не такими путями, что кому-то в глаз, кого-то пну и пойду дальше. Я сначала подумаю, как это лучше сделать. В смысле, добиться.

Тебя испытывала жизнь?

Ой, конечно! В школе, например. Я не то чтобы была белой вороной, особенной, но я отличалась от других. Мне было скучно общаться с одноклассниками: их интересы не совпадали с моей точкой зрения. Я с 13 лет хотела умотать куда-нибудь, где много людей, с которыми у меня будет что-то интересное. У меня была единственная подруга в классе, мы с ней до сих пор дружим.

Вообще, для меня всегда был большим испытанием любой коллектив, потому что у меня имелась своя линия, я не хотела прогибаться. Постоянное испытание – школа, студия, где я занималась, режиссерское отделение. Мне необходимо везде было доказывать, что меня можно и нужно уважать, что у меня есть свое мнение, что я уверена в своих силах. В конечном итоге, мне не важно, сколько времени на это потребуется, два года, три: я всегда готова доказывать свою правоту, если я в ней сама уверена.

Можешь рассказать, что нужно делать, когда попадаешь в новый коллектив? Правила поведения какие-нибудь подскажи.

По крайней мере, никогда не нужно замолкать, когда тебя пытаются задавить. Может, это и не всегда правильно, но последнее слово должно остаться за мной! Я в Москву приехала не то чтобы самоуверенная, но достаточно уверенная в себе, это разные понятия. И вот в эту уверенность я вкладывала всё, что я умею делать. У меня была сложная ситуация на «Фабрике», когда я только сценой смогла заслужить какое-то уважение. Я прекрасно понимала, что я – певица очень неформатная. Да, это так, и что дальше? Не хочешь – не смотри! Не заставляют тебя! На «Фабрике» получилось так, что меня поселили не в комнату с девочками, а отдельно, на диванчике. Что все сразу подумали? Ах, она не тут, она отдельно, значит – изгой. Плюс неформат. Плюс далекая Тюмень. В общем, села я и поняла: вот это я попала! Что делать? Две недели не было выступлений, две недели я жила в аду. Никогда бы не хотела вернуться в ту ситуацию, но если бы в ней оказалась, то повела бы себя точно так же, как тогда. Я безумно ждала своего первого выступления, я должна была сделать его на пять с плюсом, перепрыгнуть все свои возможности! И по-моему, получилось неплохо. По крайней мере, я заметила: сразу после первого выступления люди повернулись ко мне хотя бы…(задумывается)

…на три четверти хотя бы?

На три четверти, да. Потом вообще всё встало на свои места. Всё стало хорошо. Люди некоторые до сих пор извиняются за то, что думали обо мне каким-то другим образом. Ну, слава Богу! Я даже рада, что так было! Я испытала свои силы. Смогла что-то кому-то доказать, и главное, доказать самой себе! Это хорошо, что жизнь так испытывает. Потому что потом всё остальное такой ерундой кажется. Думаешь, ну и что? Я оптимистка, меня не пробьешь.

А если бывают такие поступки, за которые стыдно становится? Как ты себя прощаешь за них?

Если я перед кем-то виновата, я, конечно, извинюсь. Мне это несложно, если я действительно чувствую свою вину. А вот если наговорила чего-нибудь, слово сказанула лишнее, думаю: как из этого выходить? Делаю выводы, в следующий раз стараюсь больше такого не повторять. Время лечит: дня два помучаешься, потом уговоришь себя, что никому от этих мук не лучше, и мне в том числе. Может, у кого-то мнение обо мне стало неоднозначное, ну и подумаешь! А вообще никаких глобальных посупков, за которые стыдно, у меня не было – спасибо маме с папой, воспитали хорошо.

Каков твой обычный день?

Не могу точно сказать. Я вообще не очень люблю планы строить, потому что столько раз обламывалась с этими планами! Вчера, допустим, я хотела сделать определенные дела, звонит администратор: срочно приезжай в офис! И всё. Все планы мои к чёртовой бабушке. Иногда я могу не выходить из дома. Никуда не хочу. Приберусь. У меня дома уютненько, мне дома приятно находиться. Книжку почитаю. Телевизор посмотрю. Отдохну. Сейчас я «Мастера и Маргариту» читаю. Первый раз в жизни. И очень рада, что это происходит именно сейчас, а не раньше. Четыре раза начинала и бросала читать эту книгу! Я немножко ленивый человек, но иногда, я считаю, можно и полениться. Когда есть повод, когда с гастролей приезжаешь, устроишь беспорядок и лежишь, кайфуешь от того, что можешь так позволить себе провести какое-то время! Потом встаешь, наводишь порядок, но главное – поймать этот кайф, мне нравится эта минутка лени, которую можно провести без угрызений совести.

А что должно быть в квартире, чтобы она стала твоим настоящим домом?

Светильники. Большая кровать или диван. Приятные теплые тона, расслабляющие. Много всяких подсвечников.

Сейчас это всё у тебя есть в твоем московском доме?

Это у меня всегда есть, где бы я ни жила. Без светильника для меня нет дома. Лучше много светильников, чем одну большую люстру. Я, наверное, повернутая на этом.

Читательницы мне не простят, если я не задам тебе вопрос, как ты похудела.

У меня бзик просто случился! Я же говорю, я ничего не планирую. И как-то мне взбрело в голову – почему бы и не похудеть сильно? По-моему, это будет интересно. Я до этого сидела только на одной диете, на банановой. Два дня. Потом я чуть не упала в обморок, мама меня накормила пирожными, и я успокоилась на этом. Тогда решила – всё, с меня диет хватит. У меня все в порядке. И в личной жизни, и с друзьями, так зачем мне это? И забыла о диетах. Потом смотрю, одна наша девочка, с который мы вместе жили в номере на гастролях, гарнир не ест. Оказалось, новая диета. «Кремлевская». Чем она меня привлекла, там можно есть мясо в любых количествах. Я без мяса просто не могу жить! Если я его не поела, считай, я ничего не съела за день! Даже килограмм гречневой каши и триста пятьдесят бананов съем – и все равно буду голодная без мяса! Вот и решила попробовать. Потом все, кто меня два месяца не видел, спрашивали: что с тобой? Результат был конкретный – 14 кг. Я могла бы и больше, но зачем? Это уже тогда буду не я. Люди меня такой полюбили, а я тут нате вам!

Дома не переживали? Уехала в Москву и исхудала.

Не переживали! Даже порадовались! Я же просто вернула форму, которая когда-то была.

Когда выйдет твой первый альбом?

Это такая непростая тема. Это будет точно, но когда, пока неизвестно. Ведь нужно подобрать такие песни, которые можно не только спеть, но и сыграть, поэтому они должны быть очень характерные. А их нужно еще и найти, это так непросто. Я уж всех подняла на уши, но всё попадается такое одноплановое, избитое, без изюминки. А если нет изюминки, ну что – из гвоздики делать гладиолус, что ли?

Тебя называли любимицей Пугачевой на «Фабрике». А у неё много характерных песен, не хочешь перепеть их?

Нет, перепевать не буду, тем более – песни Аллы Пугачевой. Лучше её я не сделаю, а хуже не имею права. Нужно делать что-то свое.

Перед кем ты отчитываешься за свои поступки в жизни?

Перед собой, ни перед кем больше. Кто бы мне ни говорил со стороны, что я хорошо выступила, я все равно найду, к чему придраться. Это не то чтобы самоедство, я думаю, это качество для того у меня есть, чтобы становиться лучше. Это работа над собой и своим поведением. Воспитание себя. Я очень много читала Раневскую, на «Фабрике» слушала и заглатывала слова Аллы Борисовны, Макса Фадеева, Игоря Матвиенко. И я сравниваю это со своими внутренними ощущениями, с моим собственным мнением. Из этого и выстраивается схема моего поведения в жизни и в профессии.

Скажи, а чего тебе сейчас не хватает вокруг? Или, может быть, задевает что-то? Что бы ты изменила в мире вокруг себя?

Трудный вопрос. Люди перестали быть людьми. Закупорились. Это проявляется в каком-то равнодушии. Еще люди злятся, и это злоба на самого себя, когда ты что-то не можешь сделать. А вымещают на других! Чтобы это прошло, нужно покопаться внутри себя. Размыслить, почему ты так думаешь и так делаешь, и может, стоит что-нибудь изменить? Ну, хотя бы сделать дома перестановку! Тогда и внутри, может, что-то изменится.

С Еленой Кукарской беседовала Марина Залогина


добавлено: 11 сентября 2006 года
источник: журнал Cosmopoliten Урал , выпуск Сентябрь
смотреть статьи: все | журнала Cosmopoliten Урал
 
Студия IT © 2006