Поиск статьи: 
Сделать стартовой Добавить в избранное
 
РАЗДЕЛЫ
Главная
Статьи(352)
(лента)
 
Журналы(127)
(лента)
 
Выпуски(410)
(лента)
 
Издательства(38)
(лента)
 

Система
О системе
Написать письмо
Заявка на участие

 
СТАТЬЯ журнала COSMOPOLITEN Урал [все статьи]

Прорыв на личном фронте

Девственность – это красная ленточка, натянутая поперек дороги твоей жизни. Поступить с ней можно по-разному: торжественно перерезать под бурные аплодисменты, запить шампанским и сделать свой первый шаг на новом участке пути под общим названием "личная жизнь". Это будет хороший старт. Но может быть и иначе – ленточку сорвет своим потным телом первый добежавший до нее спринтер. И тогда это будет финиш!

Я только представила, что мне ее вернули. И тут же мне стало не по себе. Это все равно что опять выбирать профессию и поступать в институт. Нервы. Время. И главное – правильный выбор. Потому что забыть своего первого мужчину у тебя не получится. Даже если ты очень этого захочешь.

На улице двадцать первый век. А девушки устроены все так же. Право первой ночи уже не действует. Даже будущий муж уже ничего от тебя не потребует и, скорее всего, даже не будет ничего ждать.

Только жизнь от этого не стала легче, потому что решать, как, когда и с кем перешагнуть через этот порог, придется тебе самой, а не шаману и сюзерену. А решение – это всегда ответственность. Тут главное – прислушиваться к себе. Женская интуиция – основной саперный инструмент на этом минном поле.

Если бы мне, не дай бог, вернули мою девственность, да еще приложили бы к ней мои девятнадцать лет, это было бы суровым испытанием. Назад я вернулась бы только с одним условием – чтобы к моим девятнадцати, да мой нынешний опыт и теперешнее сознание.

Тогда я не стала бы повторять ошибки. Свои и чужие. Во-первых, я не стала бы о своей девственности молчать.

МОЛЧАНИЕ – ЗОЛОТО?

Потому что именно из-за этого сорвалась моя первая попытка с ней расстаться. Мне казалось, что я нашла человека, с которым мне бы хотелось начать постигать искусство любви. И вот мы сидели хорошей компанией, интимно расположившись на полу и что-то там попивая. И разговоры все ходили вокруг да около волнующей темы. А дело, надо сказать, происходило в Америке, где о многих вещах говорят без лишних комплексов. Но говорить о том, что у тебя было, гораздо легче, чем прилюдно признавать, что у тебя этого еще не было. И вот он поворачивается ко мне и спрашивает: "А когда это было у тебя впервые?" И я отвечаю: "В прошлом году". "В прошлом году?" - спрашивает он с большим удивлением. И я понимаю, что и это уже как-то, на его взгляд, поздновато. Хотя мне-то восемнадцать. А в прошлом году, значит, было семнадцать. А как хороша бы я была, если бы сказала ему, что я еще ни разу! И я его сразу же как вариант зачеркнула. Я ни о чем не жалею. Но все-таки сейчас мне кажется, что в таких случаях лучше говорить правду. Иначе становишься заложницей собственной лжи.

Молчать об этом нельзя. Мужчина просто не понимает, что же с тобой на самом деле не так. Вот, например, моя подруга Лена. Когда я увидела ее впервые, у меня перехватило дыхание от того, какая она красавица. Аналогичная реакция возникала и у мужчин. За ней ухаживали толпы пафосных поклонников. И ни один из них не догадывался, что девушка такой красоты все еще невинна, как агнец. Сценарий, который ей постоянно предлагали – в ресторан и в номера, был не тот. И она его отвергала. На этом этапе вдруг сообщать о себе пикантные подробности ей уже было не с руки. Ей было двадцать, когда она поняла, что все ее сложности возникают из-за того, что она дезориентирует мужчин. Однажды с ней познакомились на улице двое парней. И общение у них получилось легкое. Она никогда так много не смеялась. Один из них ей очень понравился. И когда они остались вдвоем, она между прочим дала ему понять, что к чему. "У меня еще никогда не было мужчины". "У меня тоже", - ответил он. "Что?" "Никогда не было мужчины, - улыбнулся он. - Мы с тобой в совершенно одинаковом положении". Все в ее жизни изменилось. Как будто стрелочник перевел стрелку. И состав помчался совершенно по другому пути. Как поет Земфира, "Не проще ли сказать? Ей проще быть немой".

Если Ленка никак не могла решиться сказать, то эффектная и бескомпромиссная Таня нашла для себя универсальную формулировку. "Я не вижу в вас своего первого мужчину". Вопросов больше нет. А своего первого она все-таки нашла. Поехала во Францию на лето и подрабатывала официанткой. Там он и появился. Однажды вечером он приехал за ней на красивом мотоцикле. Она села сзади. Обхватила его могучий торс своими нежными руками и подумала, что кто-то здесь, видимо, лишний. Лишней оказалась девственность. И с ней было покончено раз и навсегда.

Но бывает и так. Отношения доходят до секса, а девушка продолжает молчать, как партизанка. Честно говоря, я бы так не смогла. Хотя бы из элементарного чувства самосохранения. Но это я. Есть же на свете экстремалки, которые предоставляют мужчинам догадываться самим о том, что же на самом деле произошло. Причем самое смешное, что мужчины далеко не всегда так проницательны и догадливы.

МЕТАМОРФОЗЫ

;

С Викой мы учились в университете. Грозный декан военной кафедры построил нас в линейку и объявил сразу: "Задача военной кафедры – сделать из девушек-филологов женщин-переводчиц". Каждая из нас приняла эту задачу близко к сердцу. Именно этим чудесным превращением мы и занимались на первых курсах универа. У Вики, например, случилась большая любовь. Ее парень после окончания уехал военным переводчиком в Анголу. Он пробыл там целый год. Вика же ждала его весьма своеобразно. Она набиралась опыта и восполняла пробелы в интимных знаниях. Все-таки дурочками мы были все! Когда он вернулся, она ему все продемонстрировала. Реакция была неожиданная. "А я думал, что ты была девочкой", - сказал он ей. Она быстро ухватилась за эту спасительную мысль. "Да нет, я просто стеснялась", - ответила она. Инцидент, как говорится, был исчерпан.

У Надьки случилось наоборот. На втором курсе института она уже давно была женщиной с прошлым. Но взор у нее оставался наивным. Девчонка. Тростинка. Любил ее ответственный человек Саша. Он ее обхаживал и лелеял. И прикоснуться к ней боялся. Надька уже и не знала, что ей делать. Ну и в конце концов жизнь взяла свое. Их романтическая ночь пришлась на самый хвостик критических дней. След на простыне. Саша падает на колени и кричит небесам: "Боже! Какое счастье!" Ну неужели же надо было сказать ему правду? Так родилась легенда.

Жизнь – удивительно запутанная штука. Вот взять мою одноклассницу Яну. Нашему физруку было всего двадцать пять, когда он пришел в выпускной класс преподавать эту самую физическую культуру. А тут наши девчонки… Он был обречен. Это было понятно сразу. С Яной у них что-то происходило. Все эти взгляды, интимные подсаживания на козла и всякие прочие снаряды. Надо сказать, что в светлый период своей невинности я была несколько туповата. Некоторых вещей не видела в упор. Уже после школы Яна мне рассказала, что пик их романа с физруком пришелся на выпускной класс. Они просто жили вместе. А утром порознь, словно конспираторы, выходили из квартиры, чтобы никто ничего не заподозрил. Все-таки учитель и ученица. Так и с работы можно вылететь. Они собирались пожениться. Пользуясь всеми возможными альтернативами, девственность свою Яна сохранила. "Оставим на брачную ночь, чтобы было что вспомнить", - говорила она. А потом у них вдруг все резко изменилось. Они поссорились. Свадьбу отменили. И получилось, что Яна вышла из этой не по-детски серьезной истории девушкой непорочной. Правда, очень умелой в альтернативах.

Вообще-то такое бывает часто. Первый опыт растягивается на несколько мужчин. Это правильно, если ты чувствуешь, что мужчина не тот. Хуже, если тебя останавливает страх. Ведь идти у него на поводу можно лишь до определенного предела.

МОЯ ПОПЫТКА ТРИ

Подруг у меня много. И все они через это прошли. Последний двадцатисемилетний бастион сдался недавно. И, надо сказать, сдался так, что все еще долго об этом вспоминали, и деревья в темном парке еще качались, сокрушенно вздымая ветви. Но это совсем другая история… Подруг много, и истории у них совершенно разные. Девственность вообще удивительная штука – сюжетов она порождает массу. И неожиданных поворотов хоть отбавляй.

Лично у меня реальных попыток расстаться с девственностью было три. О первой я уже говорила. Одно неосторожное слово, и попытка не удалась.

Вторая была самая сложная и запутанная. На каникулах я работала переводчиком в Москве и ужасно, смертельно и фатально влюбилась в того, с кем работала. Домой мы возвращались в СВ и засыпали каждый на своей полке, взявшись за руки, как влюбленные в детском саду. И была у меня подруга, которая устроила мне эту работу. И я по своей наивности поделилась с ней переполнявшим меня чувством. "Мне показалось, что это он", - сказала я ей по телефону. "Мне тоже", - ответила она. Ей было двадцать пять. Она разводилась с мужем и была роковой брюнеткой. И тут наши пути скрестились. Вообще-то любовный треугольник – конструкция неустойчивая. Особенно если он состоит из классного, но женатого мужчины, разведенной брюнетки и туповатой девственницы.

Он отвечал мне взаимностью. Чтобы мы виделись наедине, упросил меня давать ему уроки французского. Для этого он приезжал ко мне чуть ли не каждый день домой. Но дальше дело не продвигалось. Сейчас я понимаю, что ошибка моя заключалась именно в том, что я действительно учила его французскому. Его отношение ко мне было слишком бережным. А роковая подруга прозрачно намекнула, что для него это слишком большая ответственность. И брать на себя ее он не хочет. Решение пришло само: раз девственность мне мешает, надо от нее отделаться. Мне нужна была конкретика. Мужчина, способный без лишних эмоций помочь мне в моем начинании. Казалось бы, бери любого. Но здесь начинает работать естественный отбор. На роль первого мужчины годится совсем не каждый.

И тут появился Он. На мой взгляд, его мужской интерес ко мне равнялся нулю. "Вы очень красивая женщина", - сказал он мне равнодушно. Его равнодушие мне почему-то ужасно понравилось. Было в нем что-то изысканно-благородное. "Вообще-то я не женщина", - рубанула я с плеча. "Ну, это видно невооруженным глазом", - прокряхтел он, показывая всем своим видом, что Америку я ему не открыла.

Осень, как большой оранжевый абажур, была по-мещански уютной. Запах тех самых духов и по сей день вызывает у меня мелкую дрожь в коленках от принятого судьбоносного решения. "Ты у меня одна заветная, другой не будет никогда!" Я еду сдаваться. Завтра я стану свободна, как ветер. И между мной и мужчиной моей мечты уже не будет стоять никакой преграды.

Завтра наступило. Но я почему-то забыла, зачем приходила. Сначала я возвращалась еще и еще. Чтобы расстаться с невинностью наверняка. Так сказать, разделаться с ней поосновательней. Потом – чтобы пройти сексуальный ликбез. А потом я осталась навсегда.

Я вышла за него замуж. И только тогда он признался, что его подослала ко мне роковая брюнетка. Ей нужно было покончить с моей невинностью, чтобы мы как соперницы оказались бы в равных условиях. Короче, со мной один к одному разыграли интригу из знаменитых "Опасных связей". Разница была лишь в том, что концовка оказалась неожиданной для всех.

Так чем хороша девственность? Тем, что с ней можно расстаться. Пусть только не уходит по-английски. Все-таки она была твоей спутницей долгие годы. И тут вдруг… Потерять. Это как-то несерьезно. Даже за утерю паспорта полагается платить штраф. Девственность не теряют, с ней прощаются.

Александра Вязовская


добавлено: 16 июля 2006 года
источник: журнал Cosmopoliten Урал , выпуск июль-август
смотреть статьи: все | журнала Cosmopoliten Урал
 
Студия IT © 2006