Поиск статьи: 
Сделать стартовой Добавить в избранное
 
РАЗДЕЛЫ
Главная
Статьи(352)
(лента)
 
Журналы(127)
(лента)
 
Выпуски(410)
(лента)
 
Издательства(38)
(лента)
 

Система
О системе
Написать письмо
Заявка на участие

 
СТАТЬЯ журнала Деловой квартал [все статьи]

Йонас Риддерстрале: «Вцепляться в ногу олигарха надо дружелюбно»

Изучая тенденции глобального бизнеса в Стокгольмской школе экономики, Йонас Риддерстрале и его коллега Кьелл Нордстрем написали книги, сделавшие их живыми классиками — в ряду с Томом Питерсом или Джеком Траутом. В один из своих приездов в Россию г-н Риддерстрале запросто заглянул в редакцию «ДК» и объяснил журналистам, почему быть ненормальным — нормально и чем может помочь опыт Швеции молодым россиянам, желающим урвать кусок пожирнее со стола олигархов.

Что отличает подлинного бизнес-гуру
Почему максимизация эффективности в бизнесе сегодня не гарантирует успеха
Как выжить в эпоху экономического дарвинизма
Что позволяет существовать в симбиозе с олигархами

Йонас Риддерстрале

Профессор Стокгольмской школы экономики, ведет Advanced Management Program США и работает в Центре углубленного изучения лидерства.

Образование: Имеет степень МВА и доктора философии.

Достижения: Советник, преподаватель и консультант ряда международных компаний. Один из авторов книг «Бизнес в стиле фанк» и «Караоке-капитализм».

Хобби: В свободное время коллекционирует предметы искусства и поддерживает одну из галерей Швеции.

Его называют гуру «фанки-бизнеса». Он соавтор «развлекательных по форме и смертельно серьезных по сути» произведений из двадцатки лучших книг по бизнесу всех времен и народов. Business Week включил его в пятерку лучших в рейтинге International Guru League Table. Читает лекции по всему миру за гонорары с пятью нулями. Знакомьтесь: Йонас Риддерстрале, соавтор «Бизнеса в стиле фанк» и «Караоке-капитализма», в затрапезном пуховичке идет по улице нестоличного российского города мимо рекламной растяжки «Невозможное — возможно», самим фактом появления здесь и сейчас доказывая, что так оно, в сущности, и есть.

Почему быть скромным хорошо...

Хотя феномен бизнес-гуру — явление относительно новое, уже оформилось несколько правил, которым должен соответствовать любой нормальный Учитель. Во-первых, он не должен отличаться от своих последователей: стандартная, как у среднестатистического бизнесмена, прическа, хороший деловой костюм, дистанцированность от тех, кто ниже тебя по статусу. В этом смысле Йонас Риддер­страле — совершенно ненормальный гуру. Лысый, с перстнями в форме черепов и прочей ерунды («Этот сделали зэки на Кубе из алюминиевой ложки»), в легкомысленном casual, он выглядит так, как… и должен выглядеть гуру фанки-бизнеса. Какая книга, такой и писатель. И провокационные «фанки-вопросы» его только радуют.

Если вы добрались до российской провинции, значит, у себя на родине вы, наверное, уже никому не нужны: нормальные европейские звезды в нашу глушь не ездят!

— Возможно, и так, но меня это не беспокоит. Я не вписываюсь в рамки шведского идеала, главной добродетелью которого считается «нормальность». У нас в Швеции есть только два социально приемлемых способа разбогатеть, при которых сограждане не будут смотреть на тебя волком, — и я ни под один из них не подхожу. У нас никогда не осудят выдающихся спортсменов, зарабатывающих $10 млн в год, даже если они сбегут от налогов в Монако. Еще можно выиграть в лотерею, это тоже будет «нормально». Единственное исключение — владелец IKEA Ингвар Кампрад, один из самых богатых людей планеты, которого уважают и принимают несмотря на то, что его успех нельзя отнести ни к спорту, ни к лотерее. Но и тот платит за это уважение свою цену — живет очень простой жизнью, без дорогой машины, костюмов Armani и т. п. Это позволяет шведам простить его за то, что он оказался выдающимся предпринимателем.

Мне неважно, нормальная ли я звезда или нет: в моей жизни меня обзывали и худшими словами. Может быть, вы обратили внимание, как на входе в здание «АБАК-ПРЕСС» я открыл дверь, чтобы пропустить вперед пожилую женщину. Так вот это важно, чтобы понять мое отношение к институту нормальных бизнес-гуру.

Что такого в том, чтобы открыть кому-то дверь?

— В прошлом году я выступал на Украине перед большой аудиторией, довольно разношерстной: собрались представители и деловой прессы, и радиостанций, и телевидения. Всегда трудно ораторствовать перед множеством людей, но в тот раз я был собой доволен и считал, что отлично справился. Но после выступления ко мне подошли организаторы с кислыми минами. «Ваши идеи, конечно, интересны, — сказали они, — но гостям вы показались слишком скромным». Как любой нормальный швед, я мысленно себя еще раз похвалил и сказал: «Скромный? Так это же замечательно!» «Не всегда», — последовало уклончивое замечание. Выяснилось, что незадолго до меня перед ними выступал американский «гуру», который и просветил их, как определить, настоящая ли перед ними звезда менеджмента. Не поверите, но одним из признаков было то, что звезда не должна самостоятельно открывать двери. Если ты действительно большая звезда, это сделает кто-то за тебя. А вот для меня это определение не звезды и не гуру, а осла и полного идиота. Потому я открыл дверь не только себе, но и той женщине. Думаю, что единственным гуру был покойный Питер Друкер. Но и он как-то сказал, что «гуру» — это слово, привнесенное в оборот журналистами, потому что «шарлатан» пишется длиннее и подчас не помещается в заголовки.

Почему бы вам не побыть нормальной звездой? Грань между звездами консалтинга и звездами шоу-бизнеса постепенно стирается. От первых уже не ждут терминов и умных изречений — люди хотят вдохновляющего шоу!

— Это уже доходит порой до абсурда! На сессии вопросов и ответов после выступления меня как-то спросили: «А что это у вас за браслет на руке?» Я расстроился: неужели это все, что они хотят выяснить, после того как я в течение трех часов рассказывал о новейших тенденциях в экономике, построении успешной компании и мотивации персонала?! Я ответил что-то вроде «это работает на мой имидж», но по их разочарованной реакции сразу понял: то не был ответ гуру менеджмента. На этот раз я решил пойти у них на поводу и вести себя как «нормальная звезда». Я начал: «Вы помните сцену, которая открывает фильм «Гладиатор», когда Максимус идет по полю и его рука скользит по верхушкам колосьев? Так вот, когда я ношу этот браслет, я чувствую себя как Максимус». Забавно, но у этих нескольких сотен людей появились искорки интереса в глазах! Тогда я решился на следующий шаг и прокричал: «Я и есть Максимус!!!» И аудитория разразилась аплодисментами и воплями: «Ты Ма-а-аксимус! Ты Ма-а-аксимус!!!»

Этот эпизод невольно возвращает меня к теме скромности: я ощущаю огромную ответственность за свое влияние на людей. Это тяготит, а иногда и пугает, особенно когда получаю письма вроде «ваши книги изменили всю мою жизнь». Но ведь опыт изменения чего-то в жизни — это нечто личное, касающееся здоровья или семьи и в любом случае чего-то более серьезного, чем книги по менеджменту. А люди с таким восхищением фактически взваливают на меня ответственность за решение своих проблем.

Вы говорите о скромности, а как же эротические комиксы с вашим участием? Это разве не было попыткой выделиться или засветиться?

— В это, может, и трудно поверить, но мы в создании этих комиксов не участвовали. В них нас изобразили не самым лестным образом. Скажем, в одном сюжете мы на вечеринке обсуждаем с гостями, в какие акции им стоит вкладывать деньги, оперируя при этом такими странными аргументами: не надо вкладывать в Nokia, потому что их телефоны не обладают достаточным количеством сексуальных отклонений. Мы пожаловались нашему издателю, и ему удалось найти автора комиксов, хотя тот и работал под псевдонимом. Но во время встречи у них стихийно возникла идея издать целую книгу таких комиксов. Я не участвовал в ее создании, хотя Кьелл Нордстрем, мой соавтор, меня постоянно подбивал: «Ну давай сделаем еще что-нибудь «такое». Я только подверг цензуре некоторые части книги: все-таки я женат и мои родители живы. Но, честно говоря, так до сих пор и не понял ее.

Ну хоть в распределении прибыли от комиксов вы поучаствовали?

— Да не было никакой прибыли! (Смеется.)

…а ненормальным быть необходимо

Ваша ключевая идея — необходимость отличаться в бизнесе. В Швеции, где «нормальность» прошита чуть ли не на уровне подсознания бизнесменов, этот тезис неоспорим. Другое дело — российский бизнес. Ему, наоборот, необходимо осваивать базовые, совершенно стандартные для шведов бизнес-технологии, без которых дальнейшее развитие просто невозможно: бизнес-процессирование, маржинальный анализ, управление издержками…

— Да, некоторые приводят такой аргумент, что нужно научиться ползать, прежде чем учиться ходить, и научиться ходить, прежде чем начать бегать. Но я с этим не согласен, потому что такой подход не учитывает одной проблемы: окружающий мир развивается с огромной скоростью и не будет ждать, пока вы научитесь всем необходимым базовым вещам. Особенно в тех сферах деятельности, где «победитель получает все» и конкуренты совсем не похожи на любящих родителей. Вторая опасность массового внедрения основ менеджмента заключается в пробелах этих самых основ — история традиционного менеджмента не подтверждает его эффективности. В «Караоке-капитализме» приведены такие данные: из ста лучших компаний в рейтинге «Форбса» с 1917 по 1997 гг. только одна компания сохранила свое присутствие и сейчас — американская General Electric. То есть только в 1% случаев традиционный менеджмент с его неизменными постулатами побеждает рынок — это не самое фантастическое достижение.

Но если основы менеджмента, по-вашему, бесполезны, что же тогда остается внедрять и осваивать?

— Внедрять основы нужно, но в них пора иначе расставить акценты. Менеджмент прошлого века был искусством избавления от отклонений, поскольку фокусировался на эффективности, а для ее достижения нужна как раз «нормальность». Но мы пришли к выводу, что битва за эффективность находится уже давно не на первом месте. В условиях постоянных перемен намного лучше бороться за свою «уместность» в текущей обстановке, не имеющей порой ничего общего с «нормальностью», которая неизбежно отстает от изменяющихся обстоятельств. Отсутствие уместности на самом деле куда большая проблема. Если мужчина идет в бар с намерением с кем-нибудь познакомиться, а понравившаяся девушка говорит: «Ты недостаточно эффективен», он с этим сможет смириться, взять пива и попробовать снова. Но вот если она скажет: «Ты неуместен», то все, пора отправляться домой, потому что шансов у него нет.

Но, зайдя в бар, человек должен выполнить ряд условий — выглядеть нужным образом, иметь определенное количество денег. А не выполнив базовые законы «нормальности», можно и в бар-то не попасть…

—Тогда стоит попробовать «попасть» в другой бар! Я вам расскажу историю о своем друге Кьолле, которого нормальным назвать очень сложно: он выглядит и одевается как нечто среднее между персонажем из семейки Аддамс и вампиром Носферату, а двухметровый рост добавляет ему еще больше колоритности. Его как-то спросили, почему бы ему не выглядеть немного «нормальнее»? На это он ответил, что поддерживает свой стиль совершенно осознанно. Когда он был нормально одет, причесан, гладко выбрит, большинство женщин считали его неуместным и неинтересным. Когда он теперь заходит в бар, одетый в своем оригинальном стиле, 98% женщин в ужасе убегают. Зато 2% говорят: «О-о-о!» — и остаются с ним. И он прав, потому что быть уместным для 2% женщин намного лучше, чем вообще ни для кого.

Как это проявляется в бизнесе? Собственное уникальное позиционирование приносит пользу, когда оно гармонично возведено на прочном фундаменте управленческой системы. Нужно ли шокировать клиентов в расчете на то, что у 2% из них железные нервы?

— Если в конкурентной борьбе вы стараетесь больше стать похожим на других, то превратитесь в того, кого никогда не замечают! Потому что, как «нормальный человек» в истории с баром, делаете ставку на тех женщин, которые настолько пьяны, что не заметят, уместны вы или нет. На уровне компаний это означает ставку на некомпетентность конкурентов и на неосведомленность потребителей. Нужны инновации и эксперименты, которые смогут подчеркнуть вашу уникальность. Здесь уже концепции традиционного менеджмента не сработают. Но это не такая уж и проблема — создать свои концепции: если посмотреть, как компаниям удается разрабатывать новые продукты и услуги, то нельзя не признать — многим это неплохо удается. Если мы можем экспериментировать на уровне технологии, почему мы не можем таким же образом рассматривать стратегические инновации — организационные и управленческие?

Где найти столько уникальных ниш, да и всем ли дано быть оригинальными?

— Самое главное, что написано в обеих наших книгах, — это необходимость оставаться самим собой. Каждый человек уникален, соответственно обладает конкурентными преимуществами по определению. Нормальными и одинаковыми людей делает общество, планомерно воспитывая в этом направлении с детских лет. Если у вас в школе не получалось с математикой, вы могли рассчитывать на дополнительную помощь. А если вы с заданиями справлялись лучше и быстрее всех, то сидели тихонько, что-то рисуя или рассматривая учебник на следующий год. И никто вам не помогал, потому что главное — избавляться от негативных отклонений, а раз вы и так уже выше нуля, то в помощи нет смысла. Затем вы получаете свою первую работу. Вас направляют в департамент HR, где анализируют ваши пробелы. Вам скажут, например: «У вас хороший аналитический ум, а вот с общением проблемы, вы не очень харизматичный человек. Но мы вас отправим на тренинговую программу и сможем превратить вас из минуса в ноль». Затем когда вы впервые разводитесь, то приходите к семейному терапевту, который укажет вам на все ваши недостатки, которые нужно обязательно исправить, если вы хотите сохранить брак. Например, ваша жена крайне недовольна бардаком в комнате и разбросанным повсюду бельем. Конечно, вы никогда не станете супераккуратным, но вы можете стать супернулем!

Вы предлагаете вступить в борьбу с обществом?

— Я предлагаю понять, что мы на самом деле свободны в выборе того, что нам делать. Нужно не быть нормальным, как все, а собрать вместе свои маленькие и большие плюсы и сосредоточиться на их выращивании. В плюсы мы включаем не только то, к чему человек способен, но и то, что он по-настоящему любит делать. Иначе вы не достигнете пика своего развития, и вас ожидают трудные времена. Это закон экономического дарвинизма.

У нового поколения есть шансы стать королями жизни

Как экономический дарвинизм выглядит у вас на родине? Ведь молодые шведы, чья судьба предопределена на много лет вперед, а безопасность и средний уровень жизни гарантированы, часто не видят смысла в борьбе за карьерный рост. Обычно нехватка чего-либо заставляет людей двигаться — так это происходит в России. А полный достаток расслабляет. Почему в такой «правильной» стране, где все обустроено, появилась книга, призывающая экспериментировать и рисковать?

— Люди идут на риск в двух случаях. Либо когда стоят на краю пропасти и знают, что если прямо сейчас ничего не предпримут, то сорвутся вниз и разобьются. Либо когда чувствуют защищенность: даже если споткнутся и упадут, кто-нибудь обязательно поднимет. США попадают в первую категорию, а Швеция — во вторую.

Шведы в действительности любят экспериментировать и делают это с успехом, например, по части наркотиков или разводов (по числу разводов мы уступаем разве что России, по крайней мере, большинство моих знакомых были женаты по 5 раз!). Не ощущая безопасности, люди бы таких экспериментов не делали. Вот только экономического предпринимательства не было до последнего времени. Но причина здесь скорее не в социальной защищенности или отсутствии таковой. Сто лет назад настрой шведов был очень даже предпринимательским, и компании, которые сейчас стали большими транснациональными корпорациями, были тогда основаны индивидуальными предпринимателями-шведами.

Но так сложилось, что контроль над всеми сферами бизнеса сосредоточился в руках нескольких семей — владельцев крупных шведских компаний, вроде Валленбергов. И доступа к ресурсам — капиталу и сырью — внутри страны для массы предпринимателей не стало. Да еще рынок отрегулировали так, что нельзя было получить доступ к капиталу за пределами Швеции. Идеи и креатив в стране «повисли в воздухе». Свою роль сыграла и социал-демократическая партия, определявшая себя как партия рабочих, т. е. людей, занятых физическим трудом, и не способствующая развитию предпринимательства. И высокие налоги: подоходный налог составляет сейчас 57%. И только в 90-е гг. ситуация в Швеции изменилась, кредитный рынок отрегулировали, появился доступ к капиталу — и произошел просто взрыв предпринимательства.

В России тоже случилось так, что рычаги управления основными сырьевыми отраслями, недвижимостью, ресурсами оказались в руках небольшой группы людей. Начиная с 90-х гг. у нас в основном поколение 25-летних вынуждено работать на олигархов. Как вы думаете, есть ли у них шанс стать хозяевами жизни, или они обречены работать на собственников, которые когда-то вовремя подсуетились?

— Приватизация у вас шла неправильно — никто не знал истинную стоимость приватизируемых предприятий. Гораздо лучше было бы вывести компании на фондовую биржу, чтобы определить их рыночную стоимость, но по-прежнему под государственным контролем. И уже только потом вывести из компаний государственные инвестиции. Но все уже произошло, и с этим ничего не поделаешь. Швеция в этом плане на Россию похожа, просто наши олигархи постарше, но они по-прежнему контролируют значительную долю физических и финансовых активов. Они ошибутся, если так и не захотят «допустить» новое поколение к активам, это в конце концов приведет к уменьшению ценности того, чем они владеют. Но молодым людям не обязательно ждать, пока олигархи до этого додумаются. Цепочка создания материальных ценностей длинная, а доступ к ресурсам нужен только на начальных этапах. Чем ближе к потребителю, тем важнее знания и нематериальные активы. Соответственно молодым людям следует занимать свое место на последней стадии создания товаров и услуг и достигать всего самим. Другой вариант — бегать быстрее всех не самим, а посмотреть вокруг, выбрать того, кто бегает очень быстро, и «вцепиться ему в ногу». Я бы предпочел именно этот путь, потому что в таком случае у вас останется время, чтобы проводить его с детьми, смотреть телевизор.

Можно подумать, олигарх позволит кому-то висеть у себя на ноге?!

— Позволит. Вцепляться в ногу олигарха нужно дружелюбно, добиваясь симбиоза, как это происходит в природе. Надо предложить то, чего ему не хватает: блестящий ум, бесконечное обаяние и восхищение. Вопрос нахождения идеального партнера зависит от его личности и вашей.

Возникает аллегория между крокодилом и маленькой птичкой, которая чистит зубы крокодилу, когда тот открывает рот. Но чистит до тех пор, пока крокодилу не вздумается захлопнуть рот. Потом он снова откроет, и прилетит другая птичка, такая же симпатичная, обаятельная и умная.

— Птичка сама определяет свою роль. Если эта роль — чистить зубы, то она будет съедена. Если ее роль — помогать крокодилу жить лучшей жизнью и она сможет убедить в этом крокодила, ее шансы выжить существенно возрастают. Но сначала надо в этом убедить себя. И не забывайте, что вы свободны в любой момент уйти. И одна из причин, почему американская экономика так хорошо развивается последние 15-20 лет, — американцы постоянно переезжают. Европейцы этого не делают. Мы сидим на одном месте и ждем, когда ситуация разрешится. А этого не происходит. Эта ответственность лежит на каждом в отдельности.

Отсутствие практики не мешает задавать правильные вопросы

Вам так нравится способ «зацепиться за кого-то»… У вас есть личный опыт, позволяющий так рассуждать?

— Я никогда не был практикующим менеджером. И за всю жизнь у меня не было хорошей работы, равно как и планов по поиску таковой. Меня многие спрашивают, как же я в таком случае могу консультировать. После того как я получил степень МВА, я решил писать докторскую, и мне позвонили члены моей семьи со всех концов Швеции. Просто выразить свое сочувствие, что я никак не могу найти работу. Они не видели иных причин, зачем кому-то получать дополнительное и еще одно дополнительное образование.

Коллеги — профессора менеджмента тоже периодически недоумевают: как ты можешь рассказывать людям об управлении компанией, если ты сам никогда ни одной компанией не управлял? Знаете, жена одного из них, профессор биологии, последние 25 лет своей жизни изучает маленьких червячков, которые живут в желудке полярного белого медведя. Мне вот интересно, этот мой коллега когда-нибудь спрашивал свою жену, как она может рассказывать о червях, если никогда не была червем?

Знаете, подобное мнение, что теоретические знания слабо применимы к реальной жизни, нередко бытует и в России...

— Проблемы бы возникли, если бы я указывал менеджерам, что конкретно им делать. Нравоучениями обычно страдают американские книги, полные ответов, исчерпывающих списков рекомендаций на все случаи жизни. Так писать нельзя! В этом случае ты передаешь читателю чувство, что у тебя есть ответы на его вопросы. Да даже если бы они и были, с коммерческой точки зрения они стали бы бесполезными: день консультант работает с Nokia, другой день — с Motorola и снабжает их одними и теми же ответами. Мы же фокусируемся на вопросах и добиваемся иной ситуации: предоставляем людям возможность думать креативно. Но искать ответы — уже их прерогатива. Это единственный способ, которым можно помочь им стать более уникальными.

Ваша первая книга была зажигательной и воодушевляющей. Во второй вы уже намного сдержаннее смотрите на мир, ваш анализ скорее отрезвляющий…

— «Бизнес в стиле фанк» отражал дух времени. Книга «Караоке-капитализм» была написана уже после массовых протестов против глобализации, против рыночной экономики. И несколько глав в книге ставят под вопрос базовые основы современного капитализма. У нее даже обложка задумывалась как более интеллектуальная. Она должна заставлять задумываться, что мы просто караоке-копии друг друга, и вызывать вопрос: а кто из них подлинник? Впрочем, единственная реакция, которой мы добились, была такая: «А чего они костюмы-то в этот раз напялили?» Но мы понимаем, что должны двигаться дальше и ставить новые вопросы. Теперь нас занимает «европейская модель управления». Сейчас мы работаем над двумя книгами, одна из которых обобщит опыт самых удачных европейских компаний и покажет, что же ведет к успеху в эпоху караоке-капитализма.

 


добавлено: 14 мая 2006 года
источник: журнал Деловой квартал , выпуск №18(542) 15 мая 2006
смотреть статьи: все | журнала Деловой квартал
 
Студия IT © 2006