Поиск статьи: 
Сделать стартовой Добавить в избранное
 
РАЗДЕЛЫ
Главная
Статьи(352)
(лента)
 
Журналы(127)
(лента)
 
Выпуски(410)
(лента)
 
Издательства(38)
(лента)
 

Система
О системе
Написать письмо
Заявка на участие

 
СТАТЬЯ журнала Деловой квартал [все статьи]

Уральский бизнес «защищается» от защитников авторских прав

Движение в защиту авторских прав набирает силу: Российское авторское общество (РАО) требует от компаний выплат композиторам за используемую в коммерческих целях музыку. Для екатеринбургских фирм необходимость платить за то, чем всегда пользовались бесплатно, стала неприятной неожиданностью — они привыкли считать свои деньги и пока не понимают, почему, кому и за что должны отчислять средства. Бизнесмены, выстраивая свою «линию фронта», пытаются объединиться, чтобы изменить правила в действующей системе.

"Салют", подобно другим кинотеатрам Екатеринбурга, закупил в 2004 г. права на показ «Ночного дозора», обещавшего стать хитом. Так и получилось — сборы «зашкалили», аналитики с удовольствием отмечали, что никогда раньше российские фильмы не имели в прокате такого успеха. Однако он обернулся для кинопрокатчиков головной болью. Кинотеатр «Салют» по окончании показов получил повестку из арбитражного суда: РАО подало иск с требованием выплатить авторское вознаграждение за музыку к фильму в размере 170 тыс. руб. РАО процесс выиграло. Вскоре последовал иск к «Космосу», на очереди — все кинотеатры, показывавшие «Ночной дозор»,
«9 роту», «Первого после бога».

Бизнесмены противодействуют натиску РАО

Местные предприниматели начали знакомиться с Российским авторским обществом еще пять лет назад, когда в Екатеринбурге открылся уральский филиал РАО. В России эта некоммерческая организация, согласно уставу созданная «для реализации и охраны авторских прав в сфере интеллектуальной деятельности», существует с 1993 г. Как рассказал Александр Кожевников, юрист уральского отделения РАО, общество заходило в регион постепенно: из всех рынков, где нарушаются авторские права, сначала выбирали самые крупные, потом постепенно переходили к более мелким. Несмотря на то что эта деятельность ведется пять лет, по оценкам специалистов РАО, сотрудничество налажено только с 10% компаний, остальные стараются отношений с правоохранителями избежать.

Первыми познакомились с РАО телерадиокомпании. В 2001 г. из РАО им разослали письма, где напомнили, что «в соответствии с действующим законодательством, передача в эфир или по кабелю объектов авторского права является исключительным правом автора, которая возможна только с его разрешения и с выплатой авторского вознаграждения». Руководство одних телерадиокомпаний соглашалось с РАО сразу, других приходилось побуждать к выплатам через суд. Сопротивляться «до последнего» пыталась компания «АСВ-престиж», но в конце концов и с ней заключили соглашение, вспоминает г-н Кожевников. Сегодня телерадиокомпании так и остаются единственным крупным рынком, игроки которого все до одного производят ежемесячные отчисления в РАО. Сумма в среднем равна примерно 10-30 тыс. руб., максимум 50 тыс. руб. (ставка определяется как 2-3% от оборота).

В других сегментах РАО столкнулось с серьезным сопротивлением. И если в случае телерадиокомпаний РАО помогал административный рычаг (несоблюдение авторских прав — основание для приостановления действия лицензии телерадиокомпании либо вообще для ее отзыва), то там, где влияние подобного ресурса отсутствует, предприятия стараются избегать уплат любыми способами.

Так произошло с организаторами концертов. С ними, по словам г-на Кожевникова, урегулировать ситуацию до конца не получилось — соглашения подписывают только крупные, постоянно действующие компании. Но их на рынке меньшинство. Чаще «организовывается фирма с уставным капиталом 10 тыс. руб., концерт проводится, и она закрывается — и потом ее не найти. У нас было 4-5 подобных дел: суд выносил заочное решение — никак не могли отыскать ответчика».

Придумывают свои способы обойти РАО предприятия розничной торговли и общественного питания. По закону они также должны платить авторское вознаграждение за публичное исполнение музыкальных произведений. Ставка для магазинов определяется в зависимости от площади торгового зала: например, с 1 тыс. кв. м нужно отчислять 4 тыс. руб. в месяц. Для ресторанов, кафе и баров — в зависимости от количества посадочных мест: хозяин 100 «посадок» должен платить РАО 6,8 тыс. руб. в месяц, десяти — только 500 руб. Суммы, как говорят сами рестораторы, не слишком крупные, но и такой платы удается избегать. Во-первых, изучая судебные прецеденты, владельцы ресторанов узнают разницу между двумя ситуациями, когда возможно или невозможно нарушение авторских прав: воспроизведение с дисков (или кассет) и трансляция музыкальных радиостанций. Хотя по закону платить авторское вознаграждение необходимо в обоих случаях, существует постановление Свердловского областного суда, в соответствии с которым воспроизведение радиопрограмм не считается нарушением авторских прав. «Решение суда мотивировалось правом людей на информацию, — поясняет г-н Кожевников, — и теперь, когда сотрудники РАО — а их знают в городе в лицо — заходят с проверкой в кафе или магазин, диск останавливается и включается радио». Учитывая существующий прецедент, РАО не может рассчитывать на выигрыш дела в суде.

О другой лазейке, широко распространенной в Москве, рассказал Сергей Бакунин, директор бара «Тюрингия». Она основывается на том, что РАО — организация некоммерческая и подобные ей структуры можно сформировать самостоятельно. Поэтому владельцы предприятий общепита, не желающие платить, создают организацию по защите авторских прав и регулярно перечисляют «в нее» деньги (а фактически — сами себе). Раз есть документы о перечислении авторского вознаграждения, РАО претензий предъявить не может.

Предприятия общепита, не сумевшие избежать оплаты полностью, стараются минимизировать ее — в момент проверки убирают часть посадочных мест, чтобы для этого заведения рассчитывали меньшую сумму.

Варианты ухода от оплаты нашли практически все развлекательные центры Екатеринбурга. По словам г-на Кожевникова, РАО заключило договор только с РЦ «Мастер и Маргарита». Способ уклонения весьма прост. «Чтобы подать в суд, РАО нужно установить факт нарушения, зафиксировав его на видеопленку. Но в РЦ просто так прийти с камерой и начать съемку нельзя, а официально этого просто не дают сделать», — сетует г-н Кожевников.

Единственная группа бизнесменов, которые пока лишь разрабатывают план противодействия РАО, — кинопрокатчики. С недавнего времени РАО обязало кинотеатры платить вознаграждение автору саундтрека дополнительно к проценту от кассовых сборов. Из всех кинотеатров только «КиноМакс-Колизей» имеет соглашение с РАО и перечисляет требуемый процент с проката «за музыку». Хотя Игорь Валиев, директор кинотеатра «КиноМакс-Колизей», признает, что не согласен с требованиями — это было решение федеральной сети.

Почему предприниматели не согласны с существующей системой

С одной стороны, сопротивление российских и, в частности, екатеринбургских фирм объясняется менталитетом. Если, как отмечает г-н Бакунин, у жителей европейских стран необходимость соблюдения авторских прав заложена буквально на генетическом уровне и редкие случаи судебных разбирательств по авторскому вопросу сразу становятся национальной новостью, то у нас, по оценкам представителей уральского филиала РАО, только 30% предпринимателей осознают необходимость платы авторам за использование их произведений. А те, к кому представители общества не обращались непосредственно, вообще о РАО не слышали. Типичная ситуация: в рекламное агентство приходят рекламодатели с заказом на размещение телевизионного или радиоролика, в котором звучит музыка. Авторское вознаграждение по ней не выплачено. Как отмечает Артем Дрыгант, директор рекламной группы «Телец Видео Интернешнл», «разъяснительную работу» по авторским правам вести приходится практически со всеми клиентами.

Но есть и другие причины нежелания бизнесменов платить авторские отчисления. По их словам, они платят только «через суд» не потому, что не хотят жить и работать цивилизованно. У них есть ряд вопросов и претензий к РАО.

Во-первых, непрозрачность деятельности этой организации. Предприниматели сомневаются в процедуре перечисления вознаграждений авторам, особенно зарубежным, которые и понятия не имеют о существовании в Екатеринбурге такой организации, или умершим композиторам. Но проверить, куда ушли их деньги, плательщики не могут, так как РАО — организация некоммерческая и отчитываться перед остальными не обязана.

Вторая группа претензий — противоречивость, а иногда просто неприемлемость установленных РАО правил. РАО имеет договоры с некоторыми авторами о представлении их интересов. Но точно не со всеми. Олег Пономарев, директор баров «Подкова» и «Микс», подчеркивает, что рестораторам непонятна ситуация, когда предъявляются претензии, например, к публичному проигрыванию диска, на котором представлены 20 авторов, а договоры у РАО только с десятью.

Не согласны с существующими правилами рестораторы и потому, что по ставкам (которые РАО разрабатывает самостоятельно) фаст-фудам с большим количеством посадочных мест приходится платить намного больше, чем ресторанам: в соответствии с правилами РАО разграничений внутри категории «общепит» не предусмотрено.

Категорически не приемлют правила РАО кинотеатры. Закон, на который сейчас ссылаются в РАО, сообщил Александр Прохоров, директор сети «Премьер-зал», был принят еще до становления кинотеатрального бизнеса, и в нем интересы кинотеатров просто не учитываются. Сейчас кинопрокатчикам фактически приходится «дробить» фильм — на саму ленту и саундтрек к ней. И платить за каждый компонент в отдельности: 50% валового сбора — за картину, 3% от сборов — автору музыки, используемой в фильме. «Это нонсенс» — так кратко характеризует ситуацию г-н Прохоров.

Большую тревогу бизнесменов вызывает возможность появления других автор­ских организаций, аналогичных РАО. Уже сейчас активно развивается Фонографическая ассоциация (у нее пока нет представительства в Уральском регионе). «В любой момент может появиться третья, седьмая. Фонографическая ассоциация установила в качестве ставки процент с дохода. То есть у них нет единой методологии. А сколько будет еще таких желающих получить с нас деньги?» — возмущается г-н Пономарев.

Но сегодня, убеждены эксперты, деятельность РАО поддерживается правительством, и, несмотря на все противоречия, борьба за защиту авторских прав будет только усиливаться из соображений «большой политики». Сергей Федяков, директор кинотеатра «Салют»: «РАО говорит, что руководствуется указом президента и все движение в защиту авторских прав необходимо, чтобы Россия вступила в ВТО». Для вступления в ВТО России нужно получить согласие всех остальных стран — участников ВТО. Как отмечал Владимир Исаков, вице-президент Торгово-промышленной палаты РФ, озабоченность западных стран, в первую очередь США, вызывает ситуация, сложившаяся в сфере защиты интеллектуальной собственности и авторских прав: «По мнению США, в России образовалась «черная дыра»: происходит массовое нарушение в сфере защиты интеллектуальной собственности». Однако екатеринбургские эксперты не сомневаются: государству необходимо не просто поддерживать деятельность РАО из сиюминутных политических интересов, а выстраивать систему защиты авторских прав, чтобы она стала логичной, прозрачной, а выплата отчислений была возведена в ранг налога.

Бизнесмены объединяются, чтобы самим создать правила игры

Пока в системе охраны авторских прав существуют столь явные пробелы, предприниматели пытаются установить контроль над ситуацией, чтобы перевести выплаты вознаграждений авторам в цивилизованное русло. Для этого фирмы намерены объединиться и сообща повлиять на национальное законодательство.

Кинотеатры от имени Ассоциации кинопрокатчиков России разработали план общих действий. Как рассказал г-н Прохоров, «за рубежом кинобизнес существует на 100 лет больше, чем в России. И все вопросы отношений с правообладателями давно уже решены. Композитор, сотрудничая с киностудией, в 90% случаев пишет заявление об отказе от авторских прав, и ни один из кинотеатров США не платит никаких сумм, кроме прокатной платы». Эта западная практика, по словам г-на Прохорова, помогает решать проблемы и в российском кинобизнесе. «Мы считаем, остроту ситуации можно снять даже при существующем российском законодательстве. В законе прописано: автор сохраняет право на вознаграждение, если иное не установлено договором. Нам в этом случае достаточно заключить договор с композитором о том, что размер его вознаграждения равен нулю, условно говоря. Чтобы все деньги шли централизованно, а дистрибьютор сам рассчитывался и с авторами, и с продюсерами и т. д.».

Действовать кинопрокатчики решили через дистрибьюторов. От имени Ассоциации кинопрокатчиков они намерены заявить: если судебная практика взимания дополнительной оплаты с кинотеатров будет развиваться, прокатчики сосредоточатся на американском кино (которое и так дает около 80% всех сборов). Существует прецедент 2004 г., когда РАО, инициировав разбирательство в отношении показа «Гарри Поттера» сетью «Премьер-зал», не смогло собрать все необходимые документы. Тогда дело оставили без рассмотрения, и, скорее всего, то же самое будет происходить во всех ситуациях с зарубежными картинами. Этот аргумент, полагают эксперты, должен заинтересовать российских продюсеров, для которых кинотеатральный прокат по объемам доходов на первом месте, опережая телевизионный прокат и выпуск DVD и кассет. «Поэтому, если проблемы с композитором не решатся, с театральным прокатом у картины возникнут проблемы», — предупреждает г-н Прохоров.

Прецедент на рынке кинотеатров заставил объединиться и рекламные группы — «Телец Видео Интернешнл» и «Рубин». Как рассказал Артем Дрыгант, инициатором выступила РГ «Телец» — посредник между рекламодателями и ТВ-каналами: «Формально подобный прецедент может возникнуть на нашем рынке в любой момент. Наша позиция: не дожидаться судебных разбирательств, а построить систему сбора информации об авторах рекламных материалов». Инициативу поддержала ­Наталья Ярошенко, директор рекламной службы «Рубин». Раз закон существует, но понятной схемы его выполнения нет, «Телец Видео Интернешнл» создал «паспорт рекламного ролика» — документ, подтверждающий, что заказчик оплатил авторское вознаграждение за используемую в ролике музыку. «Без него ни «Телец», ни «Рубин» больше не принимают ни один ролик для размещения в эфире. Все созданные и запущенные ранее ролики также подверглись нами процедуре заполнения паспорта», — поясняет г-н Дрыгант.

Не менее активно подключились к созданию альянсов, отстаивающих интересы бизнесменов при оплате авторских вознаграждений, и предприятия общепита. Они выступают от имени Федерации рестораторов и отельеров (ФРИО) и предлагают РАО ввести три градации: предприятия фаст-фуда, классические рестораны и рестораны, расположенные в отелях, — пояснил Олег Пономарев. Владельцы предприятий общепита просят установить дифференцированные ставки ежемесячного авторского вознаграждения для каждой категории. А пока решения по этому вопросу нет, ФРИО составила для управляющих ресторанами и кафе памятку, которая помогает обойти ловушки, расставленные законодателем. Памятка рекомендует, что можно воспроизводить, а что нет, с кем заключать соглашение, а с кем не стоит. Составители описали семь вариантов воспроизведения музыки — из них предприниматели могут выбрать те, которые позволят минимизировать затраты.

Источник: журнал «Деловой квартал».


добавлено: 17 апреля 2006 года
источник: журнал Деловой квартал , выпуск №14 (538) 17 апреля
смотреть статьи: все | журнала Деловой квартал
 
Студия IT © 2006